Дела студенческие… Три этажа до столовой

Что-то вспомнила, как я застряла в лифте. Со мной такое вообще редко в жизни случалось. Кроме того раза, что сейчас опишу, еще, может, пару раз было, но совсем ненадолго, в течение 5-10 минут нас вызволяли, и те эпизоды в памяти не задержались.


Да и в тот раз не так уж мы и долго в лифте проторчали, всего-то не более получаса. А вспомнила этот случай после того, как моя малая застряла с компанией в лифте часа на два, и ее там жутко обкурили. Она этот эпизод засняла на камеру телефона.


А со мной это было еще в 1991 году (смешно сказать, после этого я пока в лифте больше не застревала, может, потому, что не так часто возникает необходимость ими пользоваться), я тогда поступила в аспирантуру и жила в универовском профилактории по путевке. Жили мы вдвоем с сестрой моей однокурсницы, Витой (она Дюмка вроде, а сестра ее, Снежана, на Гюго похожа), питались по графику в столовой, ходили на всякие оздоровительные процедуры, а занятия у меня в аспирантуре были всего-то пару раз в неделю по паре, в общем, отдыхала я там по полной программе.
Так вот, едем мы как-то с Витой в лифте с 10-го, кажется, этажа, где мы жили, вниз на 3-й этаж (там надо было взять карточки для столовой и выпить витаминки), а после думали ехать дальше вниз, в столовую, которая на 1-м этаже. Но до 3-го этажа мы так просто не доехали, где-то около 5-го взяли и застряли. А есть-то уже хоцца… Спрашиваем друг у друга: ты когда-нибудь в лифте застревала? — Нет. — И я нет. Связались с диспетчером, ремонтники вроде как где-то в пути. Вита говорит что-то вроде: Мне страшно… а вдруг про нас забудут. Отвечаю: не забудут. Давай, — говорю, — чтобы про нас там не забыли, будем петь песни И погромче А акустика в лифтной шахте та еще. В общем, за те полчаса, что мы просидели в этом лифте, что только не перепели. Обычно я петь «на публику» стесняюсь, хотя слух вроде вполне приличный, а тут куда деваться? Надо же что-то делать в этом лифте… Потом говорили, что наш концерт было слышно с 1-го по самый верхний, 11-й этаж. Под конец, буквально перед самым освобождением, я еще разошлась и продекламировала Пушкина:
Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут, и свобода
Нас примет радостно у входа,
И нам обед наш отдадут!

И тут двери сразу открылись, и мы оказались на свободе!
На обед мы, кстати, успели.

Автор Darlana

d0bbd0b8d184d1821

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *