Беги!

Все началось с телефонного звонка.
Знакомый голос прошептал: «Беги! С нами, пока, все в порядке. Они знают где ты. Пока они видят тебя, нас не тронут». И связь оборвалась.
Я стоял посреди магазина, недоумевающе глядя на телефон. Связи не было уже неделю. Я случайно оказался здесь. На дисплее телефона едва теплился одинокий прямоугольник сигнала. Затем он задрожал и пропал.
Я забрал свои покупки, свалил их в пакет, и вышел.
Что все-таки случилось?
Побродил вокруг магазина, пытаясь поймать сигнал. Сигнал нашелся, подпрыгнув сразу до двух делений. Домашний телефон молчал. Мобилка привычно отвечала: «Абонент не отвечает или временно недоступен…»
Я достал сигарету, выбросил в урну пустую пачку. Когда поднял глаза, то на меня, со стены магазина, искаженное ксероксом, смотрело… мое лицо.
Федеральный розыск.
Первый вопрос: «Почему?» Какое отношение имел я, гражданин другого государства, к России? Кому я здесь, к черту, нужен?
Мозг подсказывал единственный ответ: «Месть».
Стоп-стоп-стоп… Хватит рассуждать, надо убираться от магазина. Это первое. И серьезно обдумать ситуацию. Это второе.
На первый взгляд, трудно было найти нечто общее между импозантным мужчиной на объявлении и полубомжом с недельной щетиной. Но это только на первый взгляд. Береженого бог бережет. Сейчас бы темные очки… Да нету у меня темных очков…
Я забрел на берег Баксана, достал банку пива. Пива уже не хотелось. Не то настроение. Но одинокая фигура на берегу реки, без пива, как-то менее привычна и понятна, чем человек, пришедший на реку попить пивка.
Пиво пить не пришлось. Во рту пересохло так, что трудно было глотать. Закурив сигарету от сигареты, я принялся рассуждать.
«Итак, что делать? Ехать домой? Дома явно что-то происходит. Домой… Автобус – поезд – автобус.
Деньги? Есть деньги, есть… Господи, мобилку нужно выключить! На всякий случай, но выключить. Зачем? Потом будем рассуждать зачем. Пока выключим.
Так, а если домой? Автобус… автобус… Хм, а блок посты? Документы предъявлять придется. Понятно… На первом же блок –посту меня и возьмут. Отпадает. Что делать-то?
Еще раз вариант под названием «Домой». Из Приэльбрусья транспортом мне не выбраться. Уйти в соседний район? В Гвандру? Ну, и? Тот же орган, только в профиль. И плюс погранцы. Здесь хотя бы есть пропуск… Стоп! Пропуск! Мое местонахождение могли установить по пропуску погранслужбы. Да нет, ерунда… Полгорода знало, куда я еду. Могли позвонить домой, представиться, кем угодно и узнать.
Тихо! Тихо… Неважно откуда, но знают, где я. Это пока не главное. Итак, Гвандра отпадает. Нет пропуска, более малолюдно, и те же блок-посты при выезде.
Еще раз… А если снова рассмотреть вариант с Баксанским ущельем? Ехать, но не доезжать до блок-постов. Кстати, а где они расположены? Давай, вспоминай… Так, не доезжать и обходить пешком. Ночью? Зачем? Больше подозрений. Днем? Стоп, а не получится! Помнишь блок-пост в теснине? По реке, что ли, плыть? Не годится.
Что еще? Что еще? Перейти в долину Джилысу? Оттуда на грузовиках в Кисловодск? Вариант. А блок посты? Скорее всего, их там нет. А если есть? В «Долине нарзанов» можно узнать. Не-не-не… в «Долину» соваться нельзя. На Джилысу могут знать. И это безопаснее. Так, вариант.
Ну, и? А граница с Украиной? Ты уверен, что тебя там не ищут? А почему нет?
Стоп. Остановились. О границе, о розыске, будем думать после… Когда выясним «кто?»
Итак, Кисловодск. Вариант. Это, если домой. «Пока они видят тебя, нас не тронут». Это еще почему? А потому… Поймешь, когда поймешь «кто?» … Поймешь, когда поймешь…
Кто? Кто? Наверное, самое простое. Нардеп. Как он там говорил: « Я всю жизнь в интригах»? «Сожрать» посла, в советское время, будучи рядовым сотрудником миссии… Да, талант… Не талант, талантище! Нардеп, больше некому. Два рассыпавшихся уголовных дела… Метил-то он в меня, но только не тех людей в компанию со мной притянули. А притянули людей неприкасаемых… Неужели, все так мелко?
А фото откуда? Фото… Фото с документов… Вот именно, с заводских документов. Нардеп, больше некому. Фотографировался я на заводе? На заводе. Негатив затребовать в пресс-службе — плевое дело. Нардеп. Неужели, так мелко? Личная месть.
А почему нет? Как тогда сказал Анатольич, когда первое уголовное дело возникло, а под удар попал Виталий? «Ты, Петрович, о душе уже должен думать, а ты с пацанами связался!» Ну, да… Уголовку, он из-за чего смастерил? Та же причина. Всех согнул, всех растоптал, а тут один нерастоптанный остался. Да еще и вовремя каверзу раскусил… И при мне олигархи о Петровича ноги вытерли… Н-да, вот вам и причина… Петрович такого простить не смог. При его-то самолюбии?
Я вспомнил, что… Точно! Как Петрович тогда сказал? «Не получилось через «органы», значит другие люди с тобой вопрос решат».
Бандиты? Скорее всего.
Заказ на убийство? Вряд-ли. Дома бы убили. Или не успели?
Хотя, в манере Петровича сделать человека инвалидом. Чтобы человек мучился сам, и других мучил.
Так, я что-то вспомнил перед этим… Да, машины… за пару дней до отъезда, непонятные чужие машины в переулке, возле моего дома… Слежка? Мелькала такая мысль.
«Пока они видят тебя, нас не тронут».
Получается, что нужен им именно я. Так, а семья? А зачем она им? Узнать, где я? Так они и так знают. Взять семью в заложники? А как мне тогда сообщить? Телефон-то не работает. Жена чудом со мной соединилась. А если бы я не пошел в магазин? Хм, видимо, они пытались звонить, да ничего не вышло.. Получается, правильно, что я телефон выключил.
Могут они, все-таки, что-то с семьей сделать? Теоретически – да. А не теоретически? Вот, ведь, тварь! Ладно, не теоретически… Не думаю… Если они это сделают, а я, не дай бог, уцелею… Мне тогда терять нечего. Нечего терять тому, кому нечего терять… Не нужно это им. Им надо меня достать. И достать именно здесь. Подходящая ситуация, несчастный случай… Дома я могу огрызаться, просить друзей о помощи. А здесь? Похоже, что семью они не тронут. Пока знают, где я. Пока видят, где я. Жена бы зря так не говорила. Тогда зачем мне домой ? Их нужно здесь держать. Все, вариант под названием «Домой» временно отпадает.
И что теперь?
Хотите представить себе горы в сентябре?
Послушайте вторую часть «Весны» Вивальди из цикла «Времена года». Именно «Весны». Солнечный день сменяется морозной ночью. И уже первый ледок затягивает мокрые камни и берега рек. А теплая ночь обязательно предвещает ливень в долине и метель наверху. Но выпавший за ночь слой снега, к обеду, превращается в воспоминания, в ночной сон о зиме.
Я оставил свои рассуждения на берегу Баксана. И теперь изредка любовался заходящим солнцем, лучи которого пытались разжечь костер в кронах сосен. Я шагал по тропе в долину Юсеньги, и на рассуждения у меня оставалась еще целая ночь, а, может быть, и больше. Но теперь я был во всеоружии, с бензином и полным комплектом снаряжения, а не с бесполезным мобильником и пакетом продуктов на два дня. Теперь я мог продержаться автономно дней десять, а в режиме строгой экономии – все пятнадцать.
На мое счастье в альплагере «чужих» не оказалось. Я оставил в своей комнате часть вещей, предупредив инструктора, что дней через пять вернусь, если не задержит непогода. Рассказал приблизительный маршрут («колечко» через перевал «Родина», а может и загляну «в долины Грузии прекрасной»). Пришлось пробежаться еще раз по магазинам, потом на автозаправку. Попутно сделал две непредвиденных покупки – бинокль, и, в пыльном и темном контейнере «сэконд-хэнда» — яркую куртку – анорак. Бинокль мог пригодиться для будущих «маневров». Куртка у меня имелась. Вот только разглядеть меня в ней можно было или на фоне снега, либо споткнувшись о меня. В Тебердинском заповеднике, в особо охраняемой зоне реки Кичи-Муруджу, лесники прошли мимо меня, разыскивая моих попугайно-пестрых спутников. А я просто лежал ничком в метре от тропы, по которой они проходили. И, даже не прятался. У меня не было на это времени. В общем, замечательная куртка. Не куртка, а эльфийский плащ.
Надо было спешить. На всякий случай, но спешить. Наверное, в ближайшие дни, мне не придется в темноте разжигать костры и пользоваться примусом. И я спешил добраться к заветному утесу над тропой, чтобы до темноты вскипятить котелок чаю. С чаем как-то легче и веселее думалось. Особенно перед бессонной ночью. Был ли у меня план? Не было. Я только понимал, что времени у меня мало.
Поначалу я собирался уйти вверх по долине Шхельды. Однако отказался от этого плана. Я не умею «бегать» по горам. Но хорошо знаю, как это умеют делать другие. Правда, у меня было возможное преимущество – неделя акклиматизации. Но кто сказал, что у моих противников его нет?
В долине Шхельды… Не хотелось мне в нее идти. Не хотелось и все. Наверное, потому, что я еще не решил, что мне дальше делать и как поступать. И слабо представлял себе, с кем мне придется столкнуться. Чувствовал, что и прятаться нельзя, и попадаться неохота. Мне нужна была только одна спокойная ночь, чтобы определиться.
Небо было ясное. С верховьев долины потянуло студеным зимним воздухом. Похоже, что дождя не будет и тратить время на установку палатки не обязательно.
Еще только начали сгущаться сумерки, а я уже сидел на утесе, с которого хорошо просматривалась тропа, потягивал из кружки терпкий чай, хрустел сухарями и любовался открывающимся видом. Хотелось немного потянуть время, отсрочить момент, когда снова все эти «кто?», «почему?» и «зачем?» ринуться хороводом в мою голову. Я и так здорово перетрусил и перенервничал.
С куревом здесь тоже надо быть поаккуратнее. Я ткнул окурок в камень и уже в полной темноте полез в спальник. Место здесь, кстати, было удобное. Слышны были даже шаги запоздавших путников. Но все они двигались с верховьев долины. А мои ловцы придут снизу. Обязаны прийти. Не зря же я подробно рассказывал маршрут инструктору.
Хм, обязаны прийти… Как там говаривал вождь племени яноама? «Моя смерть влетит через северные ворота в виде стрелы с черным оперением и красным наконечником.» Угадал вождь. Мне бы угадать…
Я улегся поудобнее и начал рассуждать за каким чертом меня понесло в долину Юсеньги, и что мне дальше здесь делать. Кто виноват, похоже, я уже выяснил.
Итак, что мне делать в долине Юсеньги? Не считая дороги назад, в альплагерь, у меня есть три пути: перевал Юсеньги в долину Шхельды, еще, рядом с ним, дырка какая-то есть, посложнее; перевал Уродина, туда же, но попроще, ходил я его; перевал Бечо, в Грузию, самый простой. Пойду-то я, случае чего, действительно, Уродину. Я его и ночью пройду, была бы ночь светлая…
А, что у нас с луной, кстати? Эээ….полнолуние было с неделю назад…Светлая должна быть ночь, если туч не будет.
Интересно, они знают, что я знаю? А ты, друг ситный, для чего вещички в альплагере оставлял? Само собой, чтобы показать, что ты не знаешь о погоне… Допустим, они не знают.. . И?
Ладно, потом… Итак, имеем три дыры: Юсеньги, Уродина и Бечо. Как бы они рассуждали? На Юсеньги ты явно не полезешь….
Стоп! Товарищ, ты что, чудишь, что ли? Кто будет рассуждать: «На Юсеньги в одиночку не пойдет!»? Бандюки? Не смеши!
Проводник. Приедут в альплагерь, наймут какого-нибудь спеца, да хоть из спасателей…


И кого искать будут? Респектабельного гражданина при пиджаке и галстуке? На персональном служебном автомобиле марки «Ауди» с «хохляцкими» номерами?
По тропе покатился камень. Я выполз наполовину из спальника и глянул вниз. Одинокий фонарь метал луч света вниз по тропе, раскачиваясь в такт шагам. Несет кого-то среди ночи в поселок… Несет, но не по мою душу…
Итак, и кого же они будут искать? А искать надо заросшего щетиной гражданина, возможно, в темных очках. И кто его узнает? Да будь у них хоть сто моих фотографий!
Н-да… Получается, что должен быть тот, кто меня хорошо знает. Еще одна тварь дикая… Первый – нардеп, второй – некто… Вот тебе и очередная загадка!
Хм. А что? Нардеп – человек не глупый, и если я его не переоцениваю, то проводника мог подсказать он. Потому что, в противном случае, вся их затея бессмысленна. Абсолютно бессмысленна. Так, решено.
И кто же проводник? Я начал перебирать в уме образы тех, с кем ходил в горы, с кем был знаком по горам, тех, с кем сталкивался в турклубах… И чуть не заснул.
Вылез из спальника, нащупал термос (еще одно ценное приобретение), налил чаю и снова взгромоздился на камень. Луна еще пряталась за одной из вершин. Но было почти светло. Пустая тропа серела в ночи. Ветер переменился и задувал откуда-то сбоку. Значит, курить можно.
Итак, вернемся к нашим баранам. Кто же проводник? На второй сигарете версий осталось две. Что ж, посмотрим, утро вечера мудренее.
Часы показывали первый час ночи. Пора было ложиться спать. Назавтра, вероятно, силы потребуются. Только два вопроса сводили меня с ума: «За каким чертом я сюда поперся? Не ошибся ли?», которые плавно выкристаллизовывались в один: «Что мне делать, когда они появятся?»
Напоследок, поразмышляв, решил посмотреть по обстоятельствам. По крайней мере, первый день поплетусь у них на хвосте. Вылезть вперед, и загнать себя в мышеловку под перевалом Юсеньги? Бред! Хотя, и на хвосте плестись.. По лесу еще можно. А выше границы леса? Перед Уродиной долина просматривается вниз километра на три.
Философски решив, что «поживем – увидим», я снова забрался в спальник, и, убаюканный шумом реки, заснул.
В шесть утра, позавтракав, я сидел на своем боевом посту. «Ранние пташки»уже прошли, а моих знакомцев среди них не было. День был пасмурный, но, дождя, похоже, не ожидалось. Час проходил за часом, и с каждым часом я прибрасывал, что «если, вот, сейчас», то куда они смогут сегодня добраться, если не схитрят и не пойдут сразу в долину Шхельды.
Вариант с разделением их на группы, после некоторых размышлений, я отбросил.
Мои «знакомцы» появились уже после полудня. Я решил пообедать заранее, и резал на камне колбасу, когда из-за поворота появились они. Никаких сомнений не было. Впереди всех легко вышагивал жгучий «брунэт» в ярком костюме, в котором и без бинокля угадывался Ромчик. Значит, одна из моих вчерашних версий точно подтвердилась. Следом шагали еще трое, незнакомых мне вовсе, причем, один из них, был явно не ходок. По виду – чистый «бык». Спортом он когда-то занимался. Но давно. Ноги в бедрах выдавали бывшего тяжелоатлета или борца. Но неограниченная «жрачка под водку» сделала свое дело. Шел он тяжело, переваливаясь, часто спотыкаясь. И ногу ставил не всей стопой, а пытался ставить, по привычке, на каблук. Ноги терлись одна о другую… Дааа…Если он себе «все» еще не растер, то разотрет скоро.

….продолжение следует…
автор Mist

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *