Этико-логические промахи Гекслефф

Светлой памяти мсье Вавана посвящается…

Вступлением к сему титаническому труду (а я, надеюсь, что это так, поскоку промахи Гекслефф множествены и неисчислимы, и надо ж завести хоть одну тему, где Гексли не хвалят друг друга :D ), послужил гекслячье название темы на одном из сайтов: «Мир, друшба, калбаса :-) и стёб».
Аффтаром был проведен подробный семантический, морфологический, грамматический, синтаксический, психоаналитический анализ этого, с позволения сказать, классического гексельного мыслеобраза, одного из пазлов гексельного «свободного потока сознания» или, как говорим мы, психоаналитики, «бессознательного проявления метода свободных ассоциаций» 8)
Шо и предлагается вашему вниманию.

Вступление

Слово «мир» — имеет двоякое толкование, потому анализировать сложно. Скорее, как «состояние без войны». Антитеза «Выходцам» из «Идеала». Это понятно.
«Друшба» — написано искаженно, потому и дружбу, в обычном понимании слова, Вы в голове и не держали. Скорее то, что женщины этим понятием маскируют. Ну, типа, «Милый, мы с ним просто дружим! Он мой товарищ по работе»
«Калбаса»- написано снова с искажениями и, явно не вяжется в контексте с двумя предыдущими словами.
Учитывая время написания поста, возможно, навеяно голодом. У Гекслефф — обычное состояние (голод). Это обсуждалось и ранее, поскоку в еде они ничего не соображают. Можно адназначна сделать вывод, что граф Калиостро был Гекселем, поскоку любил глотать вилки на десерт («Ложки у меня больные глотали. Но, чтобы вот так, острый премет… На десерт… Достойно восхищения…»)
Но, все таки, наверное не голод. Сбивает с толку искаженное написание слова.
Что визуально представляет собой, так называемая колбаса? Цилиндрический предмет разных размеров. Колбасы, которые образуют тор (тело такое, из геометрии) в расчет не берем, поскоку, как правило, это колбасы типа «Краковская» («Девушка, ну зачем Вам дохлая лошадь?» М.Булгаков «Собачье сердце»). Хотя, голодные Гексли женского полу способны на поедание разных одушевленных и неодушевленных предметов категорически не съедобных.
Однако, учитывая наличие старшего образования у респондентки, скорее всего, речь идет не о продукте питания, а, скорее, о некоем фаллическом символе, как говорил старина Фрейд, когда мы с ним последний раз пили пиво в Вене.
Вывод. Опасаюсь изложить, поскоку возможно поедание меня голодной и разъяренной Гекслей (писалось выше).
Как писали ранее в фельетонах — выводы делайте сами.
Так, обычно, и заканчивают свои произведения выдающиеся литераторы и мудрые психоаналитики.
:mrgreen: :mrgreen: :mrgreen: :mrgreen: :mrgreen: :mrgreen:

Продолжаю.
Пришлось выбегать по нужде.
Нужда была детей забрать с тренировки.
Итак, несмотря на концовку предыдущего поста, продолжим наши игрища. Как говаривал Калигула идущим на смерть, то биш, гладиаторам.
Остался неосвещенным анализом значок, типа «смайлик», и слово «стёб».
Итак, смайлик. Явное свидетельство того, что:
1. Респондентка знакома с интернетом (а шо вы хотели, старшеее, понимаш, образование)
2. Употребление смайликов — есть признак логика. Так нас учит непризнанная ни кем наука соционика, еще одна продажная девка империализьма. То есть, догадайся, мол, сам. А сенсорик, он не в состоянии догадаться. А отсюда, еще два вывода:
1. Респондентка — жертва эмансипации. Это раньше, когда мужик приходил домой в пять утра изувеченный губной помадой, он говорил жене: «Придумай чё-нить, ведь ты такая смышленая».
Щас на 180 градусов — наоборот. Отсюда и признак эмансипированности — использование смайликов. Мол, ты сам догадливый…
2. Использование смайликов — есть этико-логический промах Гекслефф. Габы оного не понимают, поскоку пощупать сей символ не могут. Они тока на ощупь и запах могут определить свежая… подходящая Гексля или нет.
Вернемся к нашим баранам.
Слово «стёб». Это не то, что вы сразу подумали. Ибо, как говорил старина Фрейд, то шо сидит в вашем подсознании, то вы и представляете. То есть, у кого чё болит, тот о том и думает. И, ежели, болит часто, то лучше не чесать.
Итак, стёб… Как это слово, в контексте с остальными, характеризует, извините за выражение, респондентку?
Ну, первое что приходит в голову, это, то, что она знакома с разными иностранными язЫками.
Второе… знакомство с молодежной субкультурой, шо означает небольшой возраст респондентки. Это же подтверждает и, прости господи, смайлик, расположенный в виде восходящей луны.
Итак, все-таки выводы.
Респондентка молода, отягощена старшим образованием (скорее всего, какая-нить лингвистика), не замужем (слова «друшба» и «калбаса»), работает. На работе занимается общением в интернете. Совмещение сих двух занятий (работа, или ее видимость, и интернет — явный признак иррационализьма). Эмансипэ (значит, разведена).
Явно женщина (родовые окончания в речи (хотя, это не явный признак, а тока признак гендерной самоидентификации), наличие в оной фаллических символов и игривых интонаций (хотя, тоже не факт).
Этик — использование в заголовке слова «мир».
Привычка выступать с обращениями к гражданам, а не бухтеть сама с собой, как это явно и нагло демонстрирует аффтар сего поста, — явный признак экстравертности.
Шо мы имеем в полном сливе?
Гексля — пробу негде ставить.
Тож мне, придумали науку из гвоздей, соционику!

Благодарю мсье Вавана за предоставку неких подобий мысли.

аффтар Mist

Праздник буквы Ё

ё моё

Завтра — неожиданный праздник!

Я очень люблю букву ё, какой–то непонятной необъяснимой любовью.

Замечали, что употребляю её и в сыром и в жареном виде? :))
Пока писали ручками, то ставить точки было лень, как и вам. Теперь же все мы печатаем на клавиатуре 99% текстов. Нажать на другую клавишу ведь труда не составляет? А большинство этого не делает!

Надо, друзья, надо! Чуть-чуть, но способствует сохранению связи времён. Не надо быть Иванами-не-помнящими-родства.

ё

Немного позанудствую….

Точки над русской буквой «ё» неверно называть умляутом, тремой, диерезисом, диалитикой и т. п. — это названия пусть и так же выглядящих диакритических знаков, но привязанные к их фонетической роли в иностранных языках, весьма отличающейся от русской. Предпочтительным является нейтральное название «двоеточие», традиционно применяемое в русской литературе.

Есть и перегибы на местах. Букву часто употребляют там, где не нужно.

Неоднозначность привела к тому, что иногда букву «ё» употребляют на письме (и соответственно читают [‘о]) в словах, где она не нужна. Например, «афёра» вместо «афера», «гренадёр» вместо «гренадер», «бытиё» вместо «бытие», «опёка» вместо «опека» и пр. Иногда такое неправильное написание и произношение становится общепринятым. Так, чемпион мира по шахматам, известный многим как Александр Алёхин, на самом деле был Алехиным и очень возмущался, когда его фамилию писали и произносили неправильно. Его фамилия — дворянского рода Алехиных, а не производная от фамильярного варианта имени Алексей — «Алёха».

Не надо бояться нового. И не надо бояться возрождать старое. Ведь оно прекрасно…)))

источник

Но есть и противники употребления буквы ё в письменной речи!

Взрослые люди вполне справляются с чтением и знают, как произносятся слова. В книгах для дошкольников ставят ударения и пишут букву ё, чтобы ребенок научился правильно читать. Взрóслый, как прáвило, спотыкáется при чтéнии подóбных упрощённых тéкстов.
Правило. Ё должна использоваться: в случаях возможных разночтений; в словарях; в книгах для изучающих русский язык (т. е. детей и иностранцев); для правильного прочтения редких топонимов, названий или фамилий. Во всех остальных случаях наличие буквы ё только затрудняет чтение. Она плохо выглядит, зато хорошо звучит.


Артемий Лебедев

ё1

О-о-о Гексли. Самый веселый из серьезных!

Итак, в Вашей жизни не хватает солнечного зайчика? Или Вы чувствуете, что все, что Вас окружает, слишком предсказуемо? Или, возможно, хочется найти собеседника, взрывающего Ваше уже сложившееся мнение о людях ярким звоном соприкосновения двух кубков при питье на брудершафт? Значит, настало время обратить свой взор на Рыцаря Кубков, ИЭЭ, Гексли, Психолога или Журналиста…

Интуиция невозможностей.

ЧИ

– А давайте все друг с другом поделимся! Васька колбасой, Иван пол-литрой, Петька огурцами!
– А ты чем поделишься?
– А я поделился идеей!

Я могу сказать: приятен мне человек или нет сразу же, затем можно оценить его соц.статус там, искренность.. по каким-то поведенчиским вещам. Обычно качества человека лежат на поверхности.. просто изначально рождается ощущение само собой, а вот конкретные примеры проявления качеств приходят со временем. © Blondi

ГекслиХоть и ведущий себя по рыцарски, Гексли, зачастую смотрит на мир с оттенками отрицательного, это тот, кто провожает утраченные мечты и нереализованные возможности. Увидеть – не значит обрести. В отличие от Дон Кихота, которого просто гонит на новый шанс, Гексли старается избежать убыточных ходов. Все, что не делается, то к лучшему. Если Вам отрезало палец, то радуйтесь, что не голову. И Гексли действительно, умеют радоваться и делиться радостью. Это из их вымысла была та бабка, что по коробу поскребла, по сусекам помела, и нашла муки на новый колобок и завязку сюжета на новую сказку. Гексли – мастер находить невозможности, нереальности, в которые мало кто, да и сам Гексли-то не особенно в силу природного негативизма верит, и поэтому никогда никому не навязывает. Как всякий рыцарь, Гексли идет на свет далекой звезды или за образ прекрасной дамы или за идею, но не забывая при этом наполнять кубки и радоваться жизни! И что за чудо случится, если вдруг кто-нибудь пойдет и найдет в той идее способ практического ее применения. А веселье среднестатистического Гексли состоит в том, что он еще умудряется использовать свою интуицию, чтоб таких людей находить. Даже в самом скудном и стандартизированном окружении. Гексли имеет нюх на все, что имеет отклонение от средней линии. На гениев. На дураков. И умудряется понимать мотивацию и тех и других, с гениями ему интересно, с дураками можно прикалываться. Это не означает, что Гексли становится своим дураку или гению, просто он пытается вытянуть на поверхность самую суть явления гениальности или придури. А у нас спокон веков нет суда на дураков. А что случается с дураками в русских сказках? По мановению случая раз –и они, использовав свои латентные, никем не замеченные возможности, и попадают в дамки. Так вот, интуиция невозможностей Гексли – катализатор процесса. Не бойтесь выглядеть рядом с Гексли не таким, как все, тем паче, что это бесполезно. Интуита не прельстишь увы, речами, интуиту душу раскрывают.

Этики в отношениях.

БЭ

Как иметь идеальные отношения – пять правил для женщин:
1. Важно иметь мужчину, который помогает дома, убирает, иногда готовит и имеет работу.
2. Важно иметь мужчину, у которого есть чувство юмора.
3. Важно иметь мужчину, которому можно доверять и который вас не обманет.
4. Важно иметь мужчину, с которым хорошо в постели и которому вы нравитесь.
5. Очень, очень важно, чтобы все эти 4 мужика не знали друг друга…


Отношение к жизни, как к уроку не значит отношение к ней как к постоянному экзамену? скорее, как к возможности научиться, понять. Из этой картины следует следующее: невозможно человеку вложить свой ум и свое понимание, и если ему необходимо пройти этот урок, ты хоть убейся об стену, хоть связывай его, хоть на голове стой, а он все равно пройдет его. И это особенно грустно с близкими людьми, когда видишь, что человеку предстоит «удар лбом об стену» то говори ему не говори, что дверь рядом, он все равно будет идти к своему уроку и в моих силах только отсрочить соприкосновение лба с твердой поверхностью, но смысла в этом нет, потому как чем дольше оттягиваешь резинку, тем сильнее удар. И именно благодаря этому пониманию становится очень просто «отпускать» ситуацию и людей в нее.. уже не требуешь от человека невозможного и принимаешь его таким каков он есть.. Но все равно вздыхаешь иногда о невозможности уберечь..© irrashine

Творческая функция среднестатистического Гексли имеет знак плюс.00288340 Это говорит о многом. Рыцарь кубков, прощупав своей интуицией невозможности свое окружение,  старается избегать неприятных или убыточных, изматывающих отношений. Гексли изобретателен и находчив в всем, что касается симпатий и антипатий. Манипуляторная, гибкая этика аристократично охватывает свой круг нашего рыцаря без страха и упрека и вынуждает этот круг строить свой мир без злобы и затаенных недомолвок за спиной ветреного экспансивного экстраверта, уже помчавшегося далее вперед снова и снова создавать и миры и отношения в этих новых мирах. Ни одного из рыцарей социона не удержать на месте, и Гесли – не исключение, но если за Доном, умчавшемся воевать с очередной ветряной мельницей, остается шлейф досады, но Гексли обязательно оставит вас с осознанием, что так будет лучше, и наполнив свой кубок, ожидайте возврата суетного самого веселого из серьезных, своего рыцаря к своему очагу с новыми историями о людях, о королях и капусте, о морже и устрицах, об отношениях и связях между людьми и мирами. Но в силу своей положительности, эта нежнейше белая этика – только для своих.

Сенсорика волевая хилая

ЧС

Решил выяснить, кто кого, и поставил включенный утюг в морозилку. Утюг расплавил пластик, расплавленный пластик намертво склеил утюг. Ничья?

Ещё как наорать могу. И заставить. Специальным таким очень строгим тоном. И взглядом. Но ощущение при этом, что я как воздушный шарик. Или мыльный пузырь. Боюсь сорваться и показать свою слабость…© Алёнка

деФюнесА вот тут та самая сила, которая в слабости. Или скорее, Гексли с точки зрения своей ролевой часто склоне считать себя полномощносильным и способным гору сдвинуть мощным ударом кулака, найти б еще то место, в которое стукнуть. Гексли с волевой сенсорикой отрицательного знака часто бывают ой-ой какими задирами. А так как их интуиция невозможностей тут подставляет им подножку, склонны еще и недооценивать волевой потенциал оппонента. Хотя, если «честь твоя задета», Гексли может влезть в разборки и имея четкое представление, что противник могущественнее и способен скрутить Гексли, но иначе не был бы он рыцарем, как можно отмалчиваться в сторонке, когда можно остановить противника пусть даже негативным отношением общества к нему, когда он силой справится с рыцарем кубков. Что становилось с теми, кто нечестным образом уничтожал благородных рыцарей? Их проклинали современники. Кому это надо? Впрочем, часто Гексли может и не отметить давления на себя — копье, прицельно пущенное в Гексли, достигнет места, где он должен был бы быть, если б в последний момент не поменял круто свои планы в помощи другому ближнему. Но опять же, оценка волевой мощи противника, вызываемого на поединок, хилая. Ведь часто если человек молчит, это вовсе не от того, что ему нечего сказать. Хотя при виде скачущего вокруг себя и машущего кулаками Гексли, супротивник может оторопеть поначалу. Но.. увы и ах, тут тоже пошло веселье! Волевая сенсорика Гексли выглядит так: вскочил, кулаками помахал, а чего хотел до общественности донести, так никто и не понял. Если Гексли говорит: как выскочу, как выпрыгну, полетят клочки по закоулочкам, — это мало кого испугает. Если во всем остальном Гексли выглядит то милым, то серьезным, и уж умеет пользоваться своей привлекательностью, то при пускании кулаков в ход, Гексли выглядит не более, чем шутом гороховым. Достаточно опытные Гексли знают об этой своей особенности, клоуном на потребу хохочущей публике быть не любят, и захватническую волевую сенсорику не используют, зачем, ведь есть этика отношений со знаком плюс и интуиция – найти человека, который сможет применить свои неплохие волевые данные так, как это нужно Гексли.По ролевой всегда свойственно недолелывать или переделывать. Недодел Гексли – это клоунада в стиле Луи Финнеса из «Замороженного». Передел – это Гексли за спиной волевого сенсорика, которому он в уши дует различными возможными привлекательностями того, что будет, если они оба тут всех уроют. Но все-таки хорошо, что Гексли не из решительных ТИМов!

Логично ли не быть аналитичным?

БЛ

Я думаю, что секс лучше, чем логика, но не могу доказать это.

Все люди живут по одним принципам, но по-разному их нарушают.

Мне не очень нравится это определение, а другие общепринятые лень искать. Логичным быть интересно © Blondi

Точка наименьшего сопротивления Гексли в том, что вот ему для Любимовчего-то обязательно нужно понять причинно-следственные связи! Но с пониманием у его проблемы. Например, Наполеон, сосед Гексли по болевой логике, никогда причинно-следственными связями не загоняется, а чего, если можно прекрасно продвинуться, нарушив эти причинно-следственные, ядрЁна морфЁма!  Гексли интуицией чувствует, что должно получиться, но тут ситуация: видит око, да зуб неймет, и Гексли раздражается, требует объяснений, пролистывает кучу литературы, и все равно видит конечный результат, а не построение ступенек к его приходу. А это неприятно, когда учитель уверен, что ты подглядел ответ в конце задачника, а ты реально сам к нему пришел, но ты сам не можешь даже себе объяснить, как!

Активационная деловая.

ЧЛ

Лень – это когда видишь необходимость что-то делать, но не хочется, а влом – это когда что-то хочется, но не видишь необходимости это делать.

Несерьезно отношусь — к работе (хотя работу выполняю качественно, но все чаще ленюсь), обязательствам несерьезно (хотя иногда ругаю себя за это). Больше не знаю, к чему несерьезно. Как-то специально не задумывался.
Да и глупое какое-то слово «сер
ьезно». Что под ним понимать? © Nii-chan

РасселВ отличие от соседа-квазитождика, рыцаря посоха, рыцаря кубков деловой колбасой вряд ли кто догадается назвать. Во-первых, активационно процессуальная логика у Гексли сугубо отрицательная: покажите, как сделать, а уж я-то сделаю, знать бы только как, тем паче, что результат-то как на ладони, интуит видит. Более трех предметов в руках приводят к процессуальной катастрофе – как ими пользоваться? Последовательно? Или всеми сразу? И это при том, что всякая помощь по действительно важным практическим проблемам всегда воспринимается Гексли с благодарностью. Во-вторых, Гексли очень нужно знать, что он кому-то нужен. Чтоб его экспансивная энергия, которая часто растрачивается впустую, хоть чуточку подвигла хоть кого-нибудь на дела великие и необыкновенные. Отрицательная интуиция соскребает шансы по сусекам, отрицательная деловая логика ищет реализации хоть пренебрежимо малой возможности!

Белые шарики пломбира белой сенсорики.

БС

Хоть изредка я привстаю с диеты!

Я в институте ещё сорвала спину и она у меня почти постоянно ноет и немеет наполовину. Тогда мне подруга-Дюмка очень грамотным массажем на насколько лет всё это дело вылечила. Потом после… ну не важно чего, всё снова началось, и «последний» тоже очень грамотно всё это дело массажировал и проходило хоть и ненадолго. А месяца три назад всё по-новой началось. Самое паршивое что эту же спину себе ну не как сама не помассируешь. Меня обуяла как-то злость на собственное тело и я с ним по-деловому поговорила.
Речь моя была примерно такая : » Детк… ты можешь так болеть и ныть сколько угодно всё равно тебе помочь некому и ещё долго будет некому помочь, так что ной себе сколько влезет- мне уже по-барабану всё. И вообще у тебя совесть есть??? Мы тут с тобой в состоянии войны, депрессухи, разрухи и на осадном положении, а я тебя несмотря ни на что кормлю… ну стараюсь же… пою, мою каждый день вкусностями. А ты??? А за что??? Так что не зли меня пожалста а то есть перестану- я ж могу запросто ты знаешь или ещё круче- на бессолевую диету посажу.»
и что самое странное — помогло!!! Т.е она канеш побаливает…. но так… терпимо- как тихо поскуливающая собачка
. © Gisha

Сомнабуличное принимание заботы. До беззащитности, до слабости, Ростроповичдо признания привязанности – слабая одномерная положительная белая сенсорика Гексли. Постоянное иррациональное желание что-то изменить в себе или в своем окружении. Перепробовать все диеты и ни одной не придерживаться. Попробовать приготовить кушанье по какому-нибудь экзотическому рецепту, и, отвлекшись на телефонный звонок или гудок аськи, намертво забыть об этой изысканной еде и не довести до конца. Аудио-, видео-, кинестетическая инфрормация бесперебойно внимается.. и вынимается. По сенсорике ощущений у Гексли как раз то, что можно описать состоянием «в одно ухо влетело, в другое – вылетело». Гексли помнит, как понравилось, а как не понравилось, но хоть дай в лоб рыцарю кубков хоть кубком самого изысканного бужоле, ни в жисть не вспомнит, как он этого добился-то, что понравилось! Или что делать не надо, чтоб снова не обжечься. Ассоциации «нравится» могут быть с обстановкой, с человеком, со случаем, с причиной, но никак не с последовательностью действий. Поэтому Гексли нравится возвращаться к теми, с кем когда-то что-то понравилось. Авось, и дальше удивят чем-нибудь хорошеньким! А так вообще рыцарь кубков носится по миру, исследуя все новые и новые ощущения.

И времени ограничение свобод.

БИ

Не принимайте жизнь всерьез – это временное явление!

В историю трудно войти, но как легко вляпаться!


Если только что-то неприятное надвигается… в воздухе сгущается… и то не очень отчетливо. Отношения могу прогнозировать. Почти сразу вижу подходят ли люди друг другу. А прогнозировать…… да, реально. Я таких людей знаю. Это тоже способность.
Но лучше не прогнозировать, а верить в себя и доверять другим.© Елена Заманская

Бернард ШоуОграничительная интуиция времени у Гексли того же знака и мерности, что и у Джека Лондона, но рыцарь кубков не любит ограничений, а временные рамки, которые помогают Джеку составлять рационально продуманные тактики и стратегии поведения, Гексли душат или подгоняют. С одной стороны, Гексли не любит ждать, и здесь и сейчас ринется узнать, а что там за шанс ждет его за поворотом. Гексли вообще легок на подъем. С другой стороны, если временной интервал выбран слишком расплывчато, то Гексли просто забудет о том, что хотел, собственно, сделать и в какие сроки, Гексли запросто отказаться от задуманного. Часто просто запал пропадает. Никогда не знаешь, сделает что Гексли «прям щас!» или отложит до лучших времен, или вообще игнорирует, как несущественное.

Эмоции – они демонстративны!

ЧЭ

Люблю без памяти…без памяти… кого?…

Опомнись, милый, мы уже женаты!

Внутренняя энергия чувствуется. В этих людях магнит как будто, который притягивает. И люди чувствуют это притяжение. Они не могут его не чувствоватьПятачёк

Сильнейшая подсознательная эмоциональность в соционе – этика Ярмольникэмоций Гексли имеет размерность и знак тот же, что и у Гюго, а это избегание отрицательных эмоций, защита окружения от всего, что может расстроить, обезнадежить. Гесли подсознательно отслеживает нарастание вокруг себя эмоционального напряжения, и , как партизан из окружения, уводит своих от грозовой тучи набухающего конфликта – ребята, давайте жить дружно. Не напрямую, интуит, самый веселый из серьезных, найдет способ перевести в шутку сегодня то, что вчера казалось драмой, а завтра будет казаться безобидным инцидентом. Гексли неосознанно играется своими эмоциями, что до чужих — он их отмечает, но не фиксирует, сегодня одно, завтра другое, поэтому сознательно ради того, чтоб выпустить пар, на конфликт Гексли не пойдет. Но если паллиативные меры плюсовой этики отношений не приводят к должному результату, Гексли взрывается, и эмоции в данном случае являются аппаратом хирургического вмешательства — вскрыть нарыв, выяснить, что к этому привело, и более к этому не возвращаться. Еще рыцарь кубков у нас к тому же эмотивист – первое впечатление о страстях всегда сильнее последующего, и что чувствуешь, то и истина в последней инстанции в последний момент, и не смотря на это, всегда, даже в самой большой обиде или на вершине самой офигительной радости он прекрасно осознает, что все проходит и это пройдет и не позволяет эмоциям рулить своими поступками.

___________________________________________________________

Теперь о порядке заведения Гексли. При всей своей неупорядоченности, Гексли нужен хоть какой-то минимальный порядок, поэтому он будет там, где порядок уже есть, но порядку не придается никакого значение. Оптимальный вариант – магия. Помахайте волшебной палочкой, создайте комфортную обстановку, вот и рыцарь кубков придет высушить промокший в странствиях плащ около камина.  Связывать иррационала обязанностями – только время терять, но, можете быть спокойны, с тем, с кем Гексли связывают доверительные отношения, он сам выпишет себе квоту на права и продекларирует обязанности, свои, для себя и перед вами. Поскольку доверительные отношения не стоятся на пустом месте. А свято место пусто не бывает. А вообще, надо, чтоб было как в песне: А вокруг такая тишина. Что вовек не снилась нам. И за этой тишиной как за стеной хватит места нам с тобой. Увидеть мир глазами Гексли. Увидеть все упущенные возможности, и порадоваться тому, что удалось взять для себя лично. Вместе с Гексли. И этого хватит всерьез и надолго.

Планета ЖЖелезяка

«Держи курс на систему Медузы!»(с) = «в Бобруйск, жывотное!».
«Могу предложить говоруна»(с) = «учи албанский».
«Это склисс, он ничей»(с) = боян.
«Отличается умом и сообразительностью»(с) = «аффтар жжот!».
«Растительности нет, полезных ископаемых нет, воды нет, населена роботами»(с) = «кг/ам».
«Это тигрокрыс с планеты Пенелопа. Он питается дикими быками»(с) = «ужос нах!».
«Дерржаться нету больше сил!»(с) = «ржунимагу!».
«Оставайтесь! Будете Гениальным Механиком Планеты!»(с) = «аффтар, пеши исчо».
«Придется вам смазку менять»(с) = «аффтар, выпей йаду».
«Здравствуй, смееелая птица!»(с) = «первый нах!».
«Ну я же просил 400 капель, а тут 402!»(с) = «ниасилил».
«Не люблю я этих тайн и загадок!»(с) = «ацтой!»

«Уж больно здесь красиво! Жди беды»(с) = «где ты берешь эту траву?».
«Он станет фиолетовым, в крапинку!»(с) = «готичьно».
«Правый хвост длиннее!»(с) = «о..ть, дайте две!».
«Чудо враждебной техники»(с) = «аццкий сотона!», либо «кг/ам», либо «ахтунг».
«Мы не бандиты! Мы благородные пираты!»(с) = «слив засчитан!»
«Я знал, что это добром не кончится!»(с) = «убей сибя апстену».
«Вы спаслиии меня!»(с) = благодарность за ссылку.
«Папа, смотри! Там доктор Верховцев!»(с) = «фсем фтыкать».
«Понесла птенцам новую игрушку»(с) = «фтопку!».
«Нет Алиса, ты именно напрашиваешься!»(с) = «киса куку».

«Папа, это же невидимые рыбы!»(с) = «картинки не грузяццо».

«Это… называется… ТОРТИК??»(с) = «под кат!».

«Грубиян и невоспитанный тип!»(с) – в этом смысле и использовать.
«Потом разберу на запчасти»(с) = «завтра асилю».

«До свидания, мы еще увидимся. Запомните, меня зовут Весельчак У!»(с) = «в мемориз».

«Понесла птенцам новую игрушку»(с) = «в мемориз!».

«Первая планета системы Медузы»(с) = «первый нах».
«Вторая планета системы Медузы»(с) = «второй б/п».
«Астероиды очень опасны!»(с) = «ахтунг!».

«Нахал! Это я его продаю!»(с) = «где модератор?!».
«Хорошо, что вы прилетели! Не дум.. не дум.. а»(с) – предложение аффтару пойти поиграть в DOOM.

источник

третья планета

День из жизни Гексли

С чего началось-то??.. ну встала я утром в 7…, ну ладно.. ну позже я встала . Будильника два у меня.. в каждом мобильнике по будильнику и оба звенят в ухи в разное время.

Ну таки просыпаюсь потихоньку.. зубики там чищу.. в ванночке плаваю.. на свидание собираюсь ..
ну у меня были запланированы дела на седня, поработать и свидание. попутно вспоминаю свою мега-любовь и грустненько так понимаю что в этом мире все мы детки и Гексель Гекселем погоняет, даже не будучи Гекселем.

А в чем дело-то?? — да вот подругу еще в больницу положили — а у нее дите 8 лет осталось дома одно… ну я ж переживаю.. мне ж лень, но я переживаю.вот я ненавязчиво помощь и предложила… — а она Габен. она вся такая заботливая и самостоятельная. — ну чудо женщина.
ну дак вот еду я в место своего прежнего обиталища.. — славный академгородок.. родина моя и детство .. еду вся такая вумная как вутка. 20 градусов, я в стиле милитари и сапоги до кучи , колготки там в сеточку.. , не девушка а мечта рокера блин.
Ну поделала дела свои… а она в процессе их звонит и просит ее сынишку на фигурное катание отвести… ну я мнусь. .. но продолжаю предлгать помощь..
(понимаю что это и есть помощь, но мне чего-то она неудобна ).. а между моим посещением этого славного места и походом с ребенком на фигурное катание — 4 часа…, и их надо провести не зря.. — ну поехала я домой работать… ну приехала.. ну села работать.. и не поработала таки , потому что залезла сдуру в почту — а там письмо приватное! — с типа извинениями просто так ну я тетенька нахальная, говорю — смывай кровью или женись! — ну Gabblin и пишет в ответ.. — тады типа женюсь … — ооо!! — а уши-то у нас зачем?? — да известно зачем, для лапши они .. а рот чтобы сыром как та ворона плеваться во всех проходящих.

Ну я значит вся такая в лапше, но все еще жду своего свидания. (а надо сказать, свидания у меня обычно не удаются… ну вот или у всех дела и у меня в том числе, или сразу человек 5 кавалеров назначает все в одно и то же время и так все вместе и прибегают под окно — короче всем праздник и мне тоже. ну нюх у них какой-то.. )
а попутно вместо работы ожидаючи правлю себе справочку ндфл для банка.. о типа белой заработной плате. сижу.. на калькуляторе свои 13% отсчитываю и думаю, как же это я буду расписываться за начальника, который в командировке, а мне срочно приспичило денюшек.. — ведь они ж всегда кончаются!…
вот сделала, отправила в офис по электронке.. (а работаю я счассс дома как настоясчий художник.. в трусах перед компом с музычкой в колонках, периодически бегая помалевать что-то на планшете… — у меня там ангел на помойке валяется….)

ну вот доделала.. и вижу — времени в притык, а помочь подруге надо и обещала ведь.. ну и еду на маршрутке и потом на такси к ней домой за ребенком. хватаю его и тащу вместе с роликами на каток…а дальше понимаю что мое свидание сорвалось — ну в обсчем все как всегда . — но блин, эти смартфоны придумал какой-то злобный грешник. — это ж надо! — на сайты лазить и почту проверять можно где угодно.. , вот я еду в ёфис и проверяю ее в автобусе.. и типа ответ такой пишу Gabblin-у ..вылезаю из автобуса — ё-мое.. ну нет кошелька — не ржите — со мной такое впервые в жизни , к моей чести наверное. и таак жалко мне стало, — там ж кредитки без пароля на 60 тыс р… и банковские карты, и деньги все почти что до зп остались, ну визиточки там да и вообще жалко! —
красненький.. почти крокодиловый.., блин.. я его искала полгода такой..ыыыыыыыыыыыыыыы….
и от стресса такого я начинаю лезть на бордюр напротив остановки, а он тянется вдоль здания.. — и пофиг что он высотой около метра, а я в юбке.. — ну пофиг.
ну типа смеюсь и лезу — попутно пачкаю передние лапы о перила буренькой красочкой такой и поднимаясь над поверхностью сей конструкции вижу довольную рожу знакомого тусовщика с нашего городского сайта… ну и все ему рассказываю. — ну не все, но переживания последних 10 минут точно , попутно об его джинсовочку ручки вытираю от красочки.. — ну тож от нервов.. и смеюсь так ..
ну не выдержал дядя и побежал работать, а я к себе в ёфис значит.., ну чтобы распечатать свои справочки и срочненько заблокировать карту безпарольную с 60 тыс бабок.
Иду.. размахивая так руками от непонятночегоделания. попутно позвонила маме с дачей пенделей для большей скорости и попросила позвонить в московский офис банка той кредитки вместо меня.. — ну мобильник у меня, чего деньги зря и время-то тратить .. прилетаю в офис, нахожу телефоны.. — не дозваниваюсь, и сама так бегаю по начальственному кабинетику и смеюсь и дротики в стену кидаю.. ну и матерюсь конечно, видимо.. — а чего еще в такой ситуации делать.. — придушила ржущего админа. — жаль не насовсем. и побежала дальше с кучей справочек, — это типа бонус на будущее, с заверениями что сильно их использовать не буду — а то всех в тюрьму посадят и меня тоже .. за липовые документы.
типа разрулила таки ж сама свои карты.. всем позвонила, все заблокировали.. — жалко денег тока и.. ну и все такое.
потом меня подружка забрала на машине, та, которая габен, и отвезла домой. ехали смешно.. у нее гудрон на колеса налип и нас всю дорогу засыпало грязью склеенной. — это значит в машине ребенок, покатавшийся без наколенником по причине упрямства на роликах, глупое Гексли и женщина, сбежавшая из больнице
прямо в больничной одежке ). приехали, ну еще она и денег мне заняла до завтра. завтра поеду у бабушки своей перезанимать — стыдобище!!!
позитив
Вот сидим мы с ней дома, кормим ее женьку бутербродами с маслом и медом и думаем — кто ж виноват ??? — я с мотками лапши на ущах, производители смартфонов или женька, которому надо было на фигурное катание и про которое он все равно забыл, а я все равно приехала хоть и не хотела. — вот ехала и чувствовала что это мне потеря какая-то ))

сижу вот счас и думаю — работать надо, и за кредит чем-то заплатить. — а какой гексли без долгов…

автор pingvinov.net

Сказка о мужчинах, годящихся в мужья

В некотором царстве, в некотором государстве жила-была Принцесса, которой пришла пора выходить замуж. Она не имела подруг, зато с детства дружила с Советником своего батюшки. Принцесса любила поговорить и никто, кроме него, не умел так благодарно и внимательно слушать. А ещё Советник был сметлив, хорошо разбирался в людях и давал ценные советы. Ах, как Принцесса нуждалась в ценных советах!
В назначенный день съехались Принцы-холостяки. К сожалению девушки, выбор был небольшой – всего 4 кандидата.
Тревога от предстоящих визитов не дала Принцессе уснуть, к утру под глазами её пролегли голубоватые тени, которые Советник предложил ещё более подчеркнуть с помощью косметических средств. А также он настоял, чтобы девушка надела своё самое скромное платье, к тому же прямое, чтобы спрятать изящество фигуры.
В назначенный час в тронную залу вошёл первый кандидат. Советник, стоящий у трона, шепнул девушке: «Встречайте – Принц, Уверенный В Себе!».
Неторопливой походкой вошёл вальяжный и медлительный, среднего роста мужчина.
— Скажите, Принц, есть ли у вас жизненный девиз?
— Разумеется! – уверенно ответил кандидат №1, — Он короток: «Действуй!».
— А нельзя ли подробнее?
— Ваше Высочество наверняка знает народную мудрость – «Под лежачий камень вода не подтекает». Мир устроен так, что надо крутиться, если хочешь жить. Те, кто сидел сиднем – профукал свою жизнь.
— А для чего крутиться?
— Чтобы зарабатывать деньги. Они решают всё и дают свободу.
— Свободу работать? – невинно спросила Принцесса.
— Свободу действовать, — раздраженно ответил кандидат.
— А как вы представляете себе семейную жизнь?
— Вечерами супруги делятся рассказами о своих достижениях и после планируют следующий день. Хотя план надо составить хотя бы на три месяца вперёд, а жизнь сама внесёт коррективы.
— То есть ваша супруга должна работать?
— Только так.
— И сколько же часов в сутки?
— Ну, женщине можно сделать снисхождение – 8-10 часов.
— Благодарю, я обдумаю ваши слова.
Не успела принцесса облегчённо вздохнуть, как Советник шепнул: «Второй кандидат, Принц Спортсмен». В залу, поигрывая мускулами, пружинисто вкатился крепко сбитый молодой мужчина.
— Вы, наверное, с тренировки? – улыбнулась Принцесса.
— Почему вы так решили, по энергии, которая бьёт из меня как фонтан? – И его громкий хохот эхом прокатился по сводами тронной залы.
— Нет, об этом мне поведал пот на вашем лице, — о неприятном запахе Принцесса умолчала из вежливости.
— Я не увидел у вас ни бассейнов, ни спортивных сооружений. Непорядок.
— Я исправлю это.
— Надеюсь. А, позвольте спросить, каким видом спорта вы занимаетесь?
— Преимущественно чтением, — с безупречной улыбкой ответила Принцесса.
— То-то я смотрю, вид у вас болезненный. Вы здоровы?
— Благодарю, вполне. Наверное, я отнимаю ваше время…
— Честно говоря, у меня скоро матч по футболу: я ведь Чемпион Соединённого Королевства и я предпочёл бы удалиться, чтобы потренироваться. Но обещаю вам, когда мы поженимся, я лично займусь вашей физподготовкой!
Принцесса и Советник переглянулись.
Следующий кандидат – Принц Нарцисс вошёл в залу танцующей походкой. Он и вправду был красив – длинные кудрявые волосы, сложён как Аполлон и грациозен как Цискаридзе.
— Как вы представляете нашу совместную жизнь, — взяла Принцесса быка за рога.
— О! Я считаю, каждый должен иметь личную территорию. Я надеюсь задержаться здесь, чтобы наблюдать за строительством моего замка. Как он будет выглядеть, вы спрашиваете? Много зеркал, озёра, бассейны, повсюду мягкие кресла, диваны, валенды…
— Простите, вы хотите сказать, что вы будете иметь и разные спальни? – позволил себе вмешаться Советник.
Принц улыбнулся одной их самых очаровательных своих улыбок:
— Я буду являться к Принцессе иногда, как праздник, в свете луны, оттеняющей мои волосы и стать на фоне ночной мглы…
Пока П. говорил, девушка размышляла, косят его глаза или ей показалось. Проследив за его взглядом, она поняла, что смотрит он на Советника. Это позволило ей прервать речь Нарцисса на том месте, где он собирался беседовать с ней о Прекрасном до первых рассветных лучей.
Наконец, настала очередь последнего кандидата. Советник, склонившись к приунывшей Принцессе, сказал: «Принц Загадка, надо бы его испытать».
Нетерпение девушки росло, наконец, в залу вошёл мужчина, на которого в обществе она не обратила бы внимание.
— Вы задержались, почему?
— Да, Прекрасная Принцесса, я и приехал после долгих размышлений лишь потому, что жить в одиночестве для человека противоестественно.
— Продолжайте.
— Я не могу предложить вам ни богатства материального, ни особенных душевных качеств, да и способности мои весьма средние. Могу только обещать вам свою преданность.
— Скажите, а если возникнут трудноразрешимые ситуации, вы будете на моей стороне или на стороне тех, кто, возможно, прав?
— Я всегда буду на вашей стороне.
Советник подал условный знак, и девушка встала с кресла, чтобы поближе подойти к Принцу Загадке. Но в этот момент у её туфельки сломался каблучок. Принц бросился к ней, поднял её на руки и аккуратно усадил в кресло:
— Где находится королевская мастерская? Не расстраивайтесь, Принцесса, я мигом верну каблучок на место, туфелька будет как новенькая.
Полчаса спустя Принц Загадка вернулся и протянул Принцессе туфельку. Она стала её разглядывать, следов ремонта невозможно было заметить, если бы не маленький серебристый гвоздик:
— Примерьте, он не должен вам мешать.
— Да у вас золотые руки!
— Что вы, просто я люблю мастерить.
Советник покинул своё место и пригласил войти всех кандидатов.
— Вечером Принцесса имеет честь пригласить вас на банкет в Хрустальном зале, где она и объявит о своём решении.
* * *
Кандидаты, сидя за роскошным столом, полным яств и напитков, испытывали благодарность к Советнику, который передал просьбу Принцессы, чтобы начинали без неё. Они рассчитывали выпытать у него подробности, касающиеся финансового положения королевства, и здоровья Принцессы. Между тем Советник был чем-то расстроен и без устали наполнял свою рюмку плебейским напитком «Столичная». Наконец, он сказал:
— Час назад вернулся Король с печальной вестью – в казино соседнего королевства он спустил всё своё состояние, в том числе замок. За один вечер Принцесса стала бесприданницей.
Первым поднялся из-за стола Принц, Уверенный В Себе:
— Простите, дела не ждут, — сказал он вместо прощания.
Следом за ним встал Нарцисс:
— Ах, какая жалость! Я надеялся, мы с вами подружимся, — сказал он, обращаясь к одному лишь советнику и томно глядя ему в глаза. – Прошу простить, мне пора, мой массажист такой каприза, он не любит ждать.
Спортсмен возмутился:
— Нечестно менять правила во время игры!
Но Советник с самого начала наблюдал за Принцем Загадкой, который казался озабоченным.
— Как вы думаете, Принцесса согласится стать моей женой, ведь я небогат?
— У неё нет другого выхода.
— Конечно, если закрыть Дворцовые палаты для престарелых, клиники для больных и заповедники для животных, средств может хватить на роскошную жизнь.
— Не думаю, что Принцесса согласится на это…
Кандидат поник.
— …у неё доброе сердце, и она сказала мне по секрету, что вы заинтересовали её.
Принц облегченно вздохнул и решительно встал:
— Так что же я медлю?
* * *
Год спустя раздался телефонный звонок, Советник снял трубку:
— Ваше величество, как я рад, что вы меня застали. Расскажите же, как вы живёте?
В трубке раздался серебристый смех:
— Прекрасно, я не замечаю течения времени. Мой муж оказался Изобретателем, он установил по всему дому видеокамеры – снимает меня сонную, весёлую, сердитую. Говорит, такую красоту надо запечатлеть навечно. А ещё он Поэт. Пишет прекрасные стихи, я кладу их на музыку и вечерами я музицирую, а он снимает клипы. А ещё в нашем семействе ожидается пополнение!
— Разрешите поздравить, Ваше Величество, это самая лучшая новость за последний год.
— Почему у вас грустный голос?
— Устал. Путешествую по всему свету в поисках кандидатов в мужья для вашей подрастающей сестры. С вашей стороны было так благородно — отказаться от наследства!
— И сколько же претендентов вам удалось найти?
— Вы не поверите, за весь год – только одного. В мире почти не осталось Настоящих Мужчин!

автор Nelli

принцесса

Поздравляем с Днем работника налоговой службы!

21 ноября – День работника налоговой службы России

налоги

Как бы радио спешит поздравить тех,  кто честно выполняет свой долг перед незащищенными слоями населения!

И немного из истории

О ЗНАМЕНИТЫХ:

«Великий идальго»

сервантесАвтор «Дон-Кихота» Мигель Сервантес в молодости работал сборщиком налогов в королевстве Гранада. Рассказывают, что он был работником кристальной честности. Как-то, собрав налоговые недоимки, Сервантес передал большую сумму денег одному севильскому банкиру. Банкир принял деньги: и объявил себя банкротом. И хотя казначейству потом удалось взыскать с банкира врученную Сервантесу сумму, будущего писателя обвинили в сокрытии и посадили в тюрьму. Потом выпустили. И снова посадили. В тюрьме он задумался о литературном поприще. А спустя время написал прекрасные книги. А может, не было бы великого писателя, не попади он в тюрьму?..

«Доходы растаяли»

Philippe_IVФранцузский король Филипп VI собрал своих придворных и спросил, почему доходов от налогов поступает в казну все меньше и меньше. Придворные молчали. Тогда придворный шут взял кусочек льда, дал его одному из присутствующих и попросил пустить по кругу. Когда ледышка дошла до короля, в его руке почти ничего не осталось. Вот и вся причина! — заметил шут.

«Визитер»

Oscar_WildeОднажды писатель Оскар Уайльд стоял на пороге своего дома, к нему подошел сборщик налогов. Налоги? — высокомерно поднял брови писатель. — А с какой стати я должен платить налоги? Но как же, сэр, ведь вы домовладелец! Вы здесь живете, спите: Да, — перебил чиновника Уайльд, — но, поверьте, я сплю очень плохо! И будете плохо спать, пока не уплатите налоги, — отпарировал визитер.

«Соучастники»

шоуПолучив налоговую декларацию, Бернард Шоу добросовестно заполнил в ней все графы. В рубрике «Кто еще является участником вашего дела?» он написал: «Министерство финансов Великобритании».

«Оставили в покое»

шубертФранц Шуберт, устав от преследований сборщиков налогов и кредиторов, однажды повесил на балконе свой сюртук, карманы которого были вывернуты наружу. Это должно было означать: «Не беспокойте, голубчики, ни меня, ни себя». Говорят, что зрелище это оказалось настолько убедительным, что некоторое время визитеры не беспокоили великого композитора.

«Спокойствие»

чаплинВ свое время великий комик Чарли Чаплин попался на неуплате налогов. Американская пресса на все лады писала об этом скандале. Но Чаплин старался сохранять спокойствие, и это удивило пишущую братию. Однажды один из репортеров спросил артиста, как это ему удается, Чаплин ответил: Я был спокоен, когда не платил налоги. И сейчас спокоен. Привычка.

Цена успеха

«Ус­пех раз­ру­шил мно­го жиз­ней.» Бенд­жа­мин Франк­лин, один из отцов-основателей американского государства.

Жиз­нен­ный ус­пех в иу­део-хри­сти­ан­ской ци­ви­ли­за­ции вос­при­ни­мал­ся че­рез оп­ре­де­ле­ние в Биб­лии -че­ло­век по­стро­ив­ший дом, вы­рас­тив­ший в нем де­тей, по­са­див­ший де­ре­во рядом с домом, про­жил свою жизнь не зря. В те­че­нии ве­ков се­мья бы­ла эпи­цен­тром жиз­ни ка­ж­до­го и лич­ный ус­пех вы­ра­жал­ся в ней и че­рез нее. С по­яв­ле­ни­ем ин­ду­ст­ри­аль­но­го, мас­со­во­го об­ще­ст­ва се­мей­ная ячей­ка пре­вра­ти­лась лишь в од­ну из со­став­ляю­щих жизни отдельного человека, боль­шая же ее часть стала про­хо­ди­ть в мно­го­об­раз­ных от­но­ше­ни­ях со всем об­ще­ст­вом в це­лом, оценивающим жизненный успех в других категориях.
В Ев­ро­пе кри­те­ри­ем ус­пе­ха ста­ли лич­ные дос­ти­же­ния, цен­ные для го­су­дар­ст­ва, на­ции и про­фес­сио­наль­но­го кру­га. В Со­еди­нен­ных Шта­тах, где эко­но­ми­ка фор­ми­ру­ет все об­ще­ст­вен­ные цен­но­сти, дос­ти­же­ния в биз­не­се, нау­ке, куль­ту­ре, ис­кус­ст­ве, спор­те, в лю­бой про­фес­сио­наль­ной сфе­ре, ус­пех оп­ре­де­ля­ет­ся ко­ли­че­ст­вен­но — сум­мой де­неж­но­го при­за. Циф­ра при­за не аб­ст­рак­ция — это кон­крет­ная оцен­ка важ­но­сти для об­ще­ст­ва дея­тель­но­сти ка­ж­до­го от­дель­но­го ин­ди­ви­да.
Что в этой системе отсчета оз­на­ча­ет ус­пех? Это ко­гда кто-то дос­ти­га­ет вер­шин, а кто-то ос­та­ет­ся вни­зу. Че­ло­век чув­ст­ву­ет се­бя ус­пеш­ным, толь­ко ко­гда ря­дом есть про­иг­рав­шие. Он чув­ст­ву­ет се­бя ус­пеш­ным ко­гда боль­шин­ст­во не до­би­лись то­го, че­го смог до­бить­ся он. Ус­пех пред­по­ла­га­ет ог­ром­ный раз­рыв ме­ж­ду сред­ни­ми дос­ти­же­ния­ми и дос­ти­же­ния­ми уни­каль­ны­ми. Толь­ко пры­жок че­рез ги­гант­скую пропасть ме­ж­ду бед­но­стью и бо­гат­ст­вом, «from rugs to riches», да­ет ощу­ще­ние жиз­нен­но­го ус­пе­ха. Пропасть настолько широка, что те, кто су­мел ее преодолеть, ста­но­вят­ся на­цио­наль­ны­ми ге­роя­ми.
Ус­пех — это день­ги и власть. Но для че­го нуж­ны день­ги и власть? Они нуж­ны что­бы иметь боль­ше де­нег и еще боль­ше вла­сти. Ко­гда бо­рец за ус­пех до­би­ва­ет­ся бо­гат­ст­ва, он не мо­жет ос­та­но­вить­ся на дос­тиг­ну­том, не толь­ко по­то­му что быть еще бо­га­че не­об­хо­ди­мо для са­мо­ут­вер­жде­ния, а по­то­му, что дру­гих жиз­нен­ных це­лей, кро­ме этой, эко­но­ми­че­ское об­ще­ст­во не пре­дос­тав­ля­ет.
успех2План­ка ус­пе­ха вы­со­ка, и для боль­шин­ст­ва не­дос­ти­жи­ма, что де­ла­ет жизнь мно­гих не­пе­ре­но­си­мой. Боль­шин­ст­во жи­вет в со­стоя­нии «мол­ча­ли­во­го от­чая­ния», об­ви­няя се­бя, свои че­ло­ве­че­ские ка­че­ст­ва, не­со­от­вет­ст­вую­щие тре­бо­ва­ни­ям ус­пе­ха. Чув­ст­во лич­ной ви­ны осо­бен­но тя­же­ло пе­ре­жи­ва­ет­ся бед­ня­ка­ми, и при­во­дит мно­гих к пол­ной де­мо­ра­ли­за­ции.
В 60-ые го­ды пре­зи­дент Лин­дон Джон­сон объ­я­вил «Вой­ну Бед­но­сти» — это бы­ла раз­ветв­лен­ная сеть по­мо­щи бед­ня­кам, но ни од­на из про­грамм — Job Force, Youth Corps, Project Head Start, Community Action, не смог­ла дос­тичь по­став­лен­ной це­ли. Не­смот­ря на сот­ни мил­ли­ар­дов, ис­т­ра­чен­ных на про­грам­мы по­мо­щи, бед­ня­ки про­дол­жа­ют со­став­лять 20% на­се­ле­ния стра­ны. Борь­ба с бед­но­стью бы­ла из­на­чаль­но об­ре­че­на, так как не за­тра­ги­ва­ла фун­да­мен­таль­ную ос­но­ву сис­те­мы, по­стро­ен­ной на лич­ном ус­пе­хе, ко­то­рая соз­да­ет два клас­са, по­бе­ди­те­лей и по­бе­ж­ден­ных.
успех1Все хо­тят под­нять­ся на­верх со­ци­аль­ной пи­ра­ми­ды. Но, для то­го что­бы су­ще­ст­во­вал ост­рый верх пи­ра­ми­ды, у нее дол­жен быть ши­ро­кий фун­да­мент, и этот фун­да­мент со­став­ля­ют не­удач­ни­ки. Бла­го­да­ря им и су­ще­ст­ву­ет верх. И, сле­до­ва­тель­но, рез­кое эко­но­ми­че­ское не­ра­вен­ст­во за­ло­же­но в са­мой при­ро­де об­ще­ст­ва, по­стро­ен­но­го на идее ус­пе­ха.
Уро­вень эко­но­ми­че­ской ди­на­ми­ки об­ще­ст­ва за­ви­сит, как в элек­три­че­ст­ве, от раз­ни­цы на по­лю­сах, плю­се и ми­ну­се, чем боль­ше раз­ни­ца на­пря­же­ний, тем ин­тен­сив­нее по­ток элек­тро­нов. И аме­ри­кан­ская эко­но­ми­ка на­столь­ко про­дук­тив­на, по­то­му что раз­рыв ме­ж­ду по­лю­сом бед­но­сти и по­лю­сом бо­гат­ст­ва здесь боль­ше, чем в лю­бой стра­не ми­ра.
«Бед­ность и бо­гат­ст­во — это то по­ле вы­со­ко­го на­пря­же­ния, в ко­то­рое по­па­да­ет че­ло­век, и оно за­став­ля­ет его стре­мить­ся вверх, по до­ро­ге вра­щая ко­ле­са это­го об­ще­ст­ва. Об­ще­ст­во спе­ци­аль­но об­нов­ля­ет ие­рар­хию цен­но­стей, что­бы че­ло­век все­гда чув­ст­во­вал се­бя чем-то не­удов­ле­тво­рен­ным, что­бы все вре­мя стре­мил­ся наверх.» По­ли­ти­че­ский обо­зре­ва­тель и ис­то­рик Джон Гэл­брайт.
За стo лет до Гэлбрайта об этом же писал То­к­виль, — «В Аме­ри­ке я ви­дел сво­бод­ных и об­ра­зо­ван­ных лю­дей, жи­ву­щих в са­мых сча­ст­ли­вых ус­ло­ви­ях, ко­то­рые мо­жет пре­дос­та­вить этот мир. И, в то же вре­мя, ви­дел лю­дей на­столь­ко оза­бо­чен­ных, смер­тель­но серь­ез­ных и час­то по­дав­лен­ных, да­же в то вре­мя ко­гда они раз­вле­ка­ют­ся. Стран­но ви­деть ли­хо­ра­доч­ность, с ко­то­рой они стро­ят свое бла­го­сос­тоя­ние, и на­блю­дать, как их по­сто­ян­но гло­жет страх, что они вы­бра­ли не са­мую ко­рот­кую до­ро­гу к ус­пе­ху. Они по­сто­ян­но спе­шат, их серд­ца пе­ре­пол­не­ны толь­ко од­ним чув­ст­вом, до­бить­ся еще боль­ше­го.»
Ис­поль­зуя ес­те­ст­вен­ное же­ла­ние лю­дей сде­лать свою жизнь ма­те­ри­аль­но бо­га­че, об­ще­ст­во ста­вит все по­вы­шаю­щие­ся тре­бо­ва­ния к оп­ре­де­ле­нию то­го, что счи­тать успехом. 50 лет на­зад гла­ва се­мьи, ра­бо­тая, обес­пе­чи­вал ну­ж­ды всей се­мьи. Се­го­дня, для то­го что­бы со­от­вет­ст­во­вать при­ня­то­му сред­ним клас­сом об­ра­зу жиз­ни и при­об­ре­тать все, что свя­за­но с этим ста­ту­сом, долж­ны ра­бо­тать оба, муж и же­на, ра­бо­тать по 60-70 ча­сов в не­де­лю, и часть ра­бо­ты де­лать до­ма в вы­ход­ные дни.

успех
Же­ла­ние под­нять­ся на бо­лее вы­со­кую со­ци­аль­ную сту­пень, а все ок­ру­же­ние по­сто­ян­но на­по­ми­на­ет, что нель­зя ос­та­нав­ли­вать­ся на дос­тиг­ну­том, за­став­ля­ет мо­би­ли­зо­вать все си­лы, все фи­зи­че­ские и эмо­цио­наль­ные ре­сур­сы, пе­ред гла­за­ми ог­ром­ная циф­ра ус­пе­ха, она со­всем ря­дом, и мно­гие, на­пря­гая по­след­ние си­лы, ле­тят к ней как ба­боч­ки на огонь, соз­да­вае­мый сред­­­­с­­т­­вами мас­со­вой ин­фор­ма­ции — кра­соч­ные фей­ер­вер­ки бо­гат­ст­ва и сча­ст­ли­вой жиз­ни.
«Бро­са­ет­ся в гла­за рез­кий кон­траст ме­ж­ду те­ми сча­ст­ли­вы­ми и ра­до­ст­ны­ми ли­ца­ми, ко­то­рые мы ви­дим на те­ле­ви­зи­он­ном эк­ра­не, и уг­рю­мо­стью, по­дав­лен­но­стью ре­аль­ных лю­дей. Воз­вра­ща­ясь в Аме­ри­ку по­сле сво­их пу­те­ше­ст­вий, ме­ня все­гда по­ра­жа­ет та ау­ра го­ре­чи раз­оча­ро­ва­ний, ко­то­рую лю­ди здесь про­еци­ру­ют.» Социолог Фил­лип Сла­тер.
Это то са­мое боль­шин­ст­во, ко­то­рое со­став­ля­ет ниж­нюю часть пи­ра­ми­ды ус­пе­ха. Но да­же те, кто су­мел под­нять­ся на­верх, тем не ме­нее, не чув­ст­ву­ют удов­ле­тво­ре­ния.
Ус­пех под­ни­ма­ет че­ло­ве­ка в гла­зах об­ще­ст­ва, ус­пех да­ет лю­бовь и ува­же­ние ок­ру­жаю­щих и, в то­же вре­мя, ус­пех не не­сет в се­бе ни­ка­кой дру­гой на­гра­ды кро­ме са­мо­го себя. Ус­пех — это не­что вро­де ре­кор­да, по­став­лен­но­го на ста­дио­не, где ге­рой дня пер­вым пе­ре­сек лен­точ­ку фи­ни­ша, по­лу­чил ми­нут­ные ап­ло­дис­мен­ты пуб­ли­ки, и, по­сле это­го, сно­ва дол­жен вер­нуть­ся к тре­ни­ров­кам. Фи­ло­со­фия ус­пе­ха, фи­ло­со­фия спор­та, где ус­пех под­твер­жда­ет­ся циф­ра­ми до­хо­да, пре­вра­ща­ет жизнь в не­пре­рыв­ный бег за ре­кор­да­ми.
В по­го­не за ус­пе­хом ре­шаю­щий фак­тор — уда­ча, так­же, как в ло­те­рее. В ло­те­рее все рав­ны, ни у ко­го нет при­ви­ле­гий, но по­бе­ди­тель по­лу­ча­ет все, что вло­жи­ли ос­таль­ные. Уча­ст­ни­ки ло­те­реи от­да­ют свой вклад по­бе­ди­те­лям, в на­де­ж­де, что они то­же ко­гда-ни­будь вы­иг­ра­ют.
Ко­гда в обыч­ную ло­те­рею вкла­ды­ва­ет­ся не­сколь­ко дол­ла­ров, по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во тех, кто не вы­иг­рал, не чув­ст­ву­ют се­бя об­ма­ну­ты­ми или ог­раб­лен­ны­ми. Но, в ло­те­рею де­ло­во­го ус­пе­ха вкла­ды­ва­ют­ся все ре­сур­сы, ма­те­ри­аль­ные и че­ло­ве­че­ские, на кон ста­вит­ся са­ма жизнь, и то­гда иг­ра на­чи­на­ет на­по­ми­нать не ло­те­рею, а рус­скую ру­лет­ку, в ко­то­рой про­иг­рыш оз­на­ча­ет смерть, экономическую и гражданскую. Проигравший теряет общественное уважение, а вместе с ним и уважение к самому себе.
«Аме­ри­кан­ская на­ция не­на­ви­дит про­иг­рав­ших.», говорил герой II-ой Мировой войны ге­не­рал Джордж Пат­тон.
«Нет страш­нее гре­ха, чем не­уда­ча. Об­ще­ст­во осу­ж­да­ет не­уда­чу, как от­вра­ти­тель­ный по­рок, бо­лее ужас­ный, не­же­ли ес­ли бы вы на­ру­ши­ли все де­сять за­по­ве­дей», писал М. Милл, все­мир­но из­вест­ный со­цио­лог и ан­тро­по­лог.
Ко­гда все ве­рят, что ус­пех за­ви­сит пре­ж­де все­го от уда­чи, то­гда и во­прос о том, как он до­­­­­­бы­т, ста­но­вит­ся бес­смыс­лен­ным и не­при­лич­ным. Успех оправдывает все средства, об­ман, мо­шен­ни­че­ст­во, во­ров­ст­во, гра­беж, ес­ли это при­ве­ло к це­ли, к по­бе­де. Аме­ри­ка про­ща­ет все, кро­ме по­ра­же­ния.
И, «ли­те­ра­ту­ра ус­пе­ха» да­ет прак­ти­че­ские со­ве­ты :
Автор Ро­бер­т Рин­ге­р в книге «Looking Out for Number One», «В по­ис­ках по­бе­ди­те­ля», рекомендует, — «Ес­ли ты ог­ра­бил ко­го-ли­бо, и он, по тво­ей ви­не, про­зя­ба­ет в ни­ще­те, это не долж­но ме­шать те­бе на­сла­ж­дать­ся сво­им бо­гат­ст­вом.»
Другой автор, Майкл Кор­да, — «Это о’кей быть жад­ным. Это о’кей иметь ам­би­ции. Это о’кей быть пер­вым. Это о’кей быть Мак­киа­вел­ли. Это о’кей на­ру­шать пра­ви­ла че­ст­ной иг­ры (ра­зу­ме­ет­ся не при­зна­вать­ся в этом ни­ко­гда и ни­ко­му). Это о’кей быть бо­га­тым. «Die or be rich», Ум­ри, но стань бо­га­тым.» Про­иг­рыш в борь­бе за ус­пех оз­на­ча­ет не только эко­но­ми­че­скую смерть, ни­ще­ту, это прежде всего доказательство никчемности его соискателя, проигрыш личности.
В ста­биль­ной эко­но­ми­ке ста­рой Ев­ро­пы, где все бы­ло по­де­ле­но, и раз­де­ле­ние на иму­щих и не­иму­щих бы­ло оче­вид­ным, на­гляд­ным, ин­ди­ви­ду­аль­ный ус­пех вос­при­ни­мал­ся как нрав­ст­вен­ное па­де­ние, так как был не ре­зуль­та­том тру­да, пред­при­им­чи­во­сти и удачи, а ре­зуль­та­том клас­со­вых при­ви­ле­гий, экс­плуа­та­ции дру­гих и об­ма­на. Те, кто раз­бо­га­тел в Ев­ро­пе, в гла­зах об­ще­ст­ва, не без ос­но­ва­ния, рас­смат­ри­ва­лись как хищ­ни­ки, раз­бо­га­тев­шие на не­сча­сть­ях дру­гих. Так­же, как в Рос­сии до­ре­во­лю­ци­он­ной, в Рос­сии со­вет­ской и постсоветской, ус­пеш­ный че­ло­век счи­тал­ся под­ле­цом. В США, в стране
«land of unlimited opportunities», нелимитированных возможностей, те, кто до­бил­ся ма­те­ри­аль­но­го ус­пе­ха, в гла­зах пуб­ли­ки ге­рои, су­мев­шие реа­ли­зо­вать свой че­ло­ве­че­ский по­тен­ци­ал.
На но­вом кон­ти­нен­те, с его ог­ром­ны­ми, жду­щи­ми ос­вое­ния бо­гат­ст­ва­ми и от­сут­ст­ви­ем ог­ра­ни­че­ний, соз­да­вае­мых го­су­дар­ст­вом, ин­ди­ви­ду­аль­ный ус­пех дос­ти­гал­ся бла­го­да­ря упор­но­му тру­ду, сме­кал­ке и уме­нию вос­поль­зо­вать­ся бла­го­при­ят­ным мо­мен­том в борь­бе с дру­ги­ми за то мно­гое, что пре­дос­тав­ля­ла стра­на с неограниченными ре­сур­са­ми. Аме­ри­ка бы­ла стра­ной ждущей тех, кто способен их взять, недаром Америку на­зы­ва­ли «Land of Plenty», страна богатств.
По­это­му, ес­ли в Ев­ро­пе тра­ди­ци­он­но су­ще­ст­во­ва­ло со­чув­ст­вие к не­удач­ни­кам, не­иму­щим, как к жерт­вам сис­те­мы, и из это­го со­чув­ст­вия ро­ж­да­лось чув­ст­во лич­ной от­вет­ст­вен­но­сти, то в Аме­ри­ке, те, кто не дос­тиг ус­пе­ха, вы­зы­ва­ли ско­рее пре­зре­ние, они ока­за­лись не­со­стоя­тель­ны из-за соб­ст­вен­ных не­дос­тат­ков, от­сут­ст­вия во­ли к по­бе­де.
Вре­ме­на из­ме­ни­лись, Америка совсем не та, какой она была даже 40-50 лет назад, возможностей для индивида в условиях корпоративной системы, где он лишь наемный работник, стало значительно меньше. Но пред­став­ле­ния другой эпо­хи про­дол­жа­ют существовать, вли­ять на об­ще­ст­вен­ное мне­ние.
Фор­му­ла ин­ди­ви­ду­аль­но­го ус­пе­ха, по­сто­ян­но по­вто­ряе­мая шко­лой, всем ок­ру­же­ни­ем и сред­ст­ва­ми мас­со­вой ин­фор­ма­ции — «One can make a difference». От­дель­ный че­ло­век мо­жет из­ме­нить не толь­ко свою судь­бу, он, в оди­ноч­ку, мо­жет из­ме­нить и мир, «save the world». Из­­­­м­­е­­няют об­ще­ст­во и фор­ми­ру­ют ин­ди­ви­ду­аль­ную судь­бу сама система, кор­по­ративная система, но, ес­ли эту фор­му­лу по­сто­ян­но по­вто­рять, она ста­но­вить­ся ча­стью об­ще­ст­вен­но­го соз­на­ния.
Ус­пех или по­ра­же­ние за­ви­сит, в ко­неч­ном сче­те, толь­ко от вас, и про­иг­рав­шие, об­ви­няя сис­те­му, а не се­бя, вы­зы­ва­ют толь­ко не­при­ятие и раз­дра­же­ние. Са­мо на­ли­чие жертв под­ры­ва­ет уве­рен­ность борцов за ус­пех. Для них, не толь­ко кри­ти­ка сис­те­мы, но да­же про­стое со­мне­ние опас­но, оно мо­жет ли­шить оп­ти­миз­ма, оп­рав­дан или не­оп­рав­дан этот оп­ти­мизм, это не важ­но.
Ес­ли вы про­иг­ра­ли — это оз­на­ча­ет, что ва­ша так­ти­ка и стра­те­гия жиз­ни, как биз­не­са, бы­ла не­вер­на. Вы мо­же­те до­бить­ся ус­пе­ха ес­ли сде­лае­те пра­виль­ные ин­ве­сти­ции вре­ме­ни и де­нег, пра­виль­ные ин­ве­сти­ции в здо­ро­вье, ко­то­рое яв­ля­ет­ся ва­шим ка­пи­та­лом, мо­то­ром ус­пе­ха. Вы долж­ны сле­дить за дие­той и де­лать фи­зи­че­ские уп­раж­не­ния. Вы, мо­жет быть, не ста­не­те мил­лио­не­ром, но ста­не­те бо­га­че, ес­ли пра­виль­но по­строи­те свой биз­нес. Ва­ше эко­но­ми­че­ское и фи­зи­че­ское здо­ро­вье за­ви­сит толь­ко от вас. Ес­ли вы про­иг­ра­ли — это ва­ша ви­на. Вы мо­же­те ви­нить толь­ко се­бя. Ес­ли жизнь вам ка­жет­ся мрач­ной, то это не по­то­му, что она дей­ст­ви­тель­но мрач­на, а по­то­му, что вы на­страи­вае­те се­бя на эту вол­ну. Ес­ли вы бу­де­те убе­ж­дать се­бя, что всё пре­крас­но, ва­ша жизнь и ста­нет в ва­шем ощу­ще­нии пре­крас­ной. Ус­пех за­ви­сит толь­ко от вас, на­до толь­ко ве­рить в свою спо­соб­ность его до­бить­ся.
«Вам нуж­но нау­чить­ся улы­бать­ся», го­во­рил са­мый из­вест­ный про­па­ган­дист идеи ус­пе­ха, Дейл Кар­не­ги, — «Да­же ес­ли вы про­иг­ра­ли, улы­бай­тесь, улы­ба­ясь, вы бу­де­те чув­ст­во­вать се­бя сча­ст­ли­вым, а улыб­ка уве­ли­чит ва­шу стои­мость на рын­ке. Нуж­но мно­го раз в те­че­нии дня по­вто­рять се­бе, «Я тот са­мый че­ло­век, ко­то­ро­го ждет уда­ча», «Для ме­ня нет не­пре­одо­ли­мых пре­пят­ст­вий», и то­гда сло­ва ста­нут де­лом, убе­ж­дал Кар­не­ги.
В об­ще­ст­ве рав­ных воз­мож­но­стей ка­че­ст­ва ха­рак­те­ра и тру­до­лю­бие — га­ран­тия по­бе­ды, го­во­рит мас­со­вая про­па­ган­да, но при­над­леж­ность к оп­ре­де­лен­но­му клас­су, на­след­ст­во и свя­зи, как се­мей­ные, так и про­фес­сио­наль­ные, цен­ность ко­то­рых за­ви­сит от пре­стиж­но­сти со­ци­аль­но­го кру­га, учеб­но­го за­ве­де­ния, ста­ту­са той или иной про­фес­сии, иг­ра­ют го­раз­до бо­лее важ­ную роль не­же­ли тру­до­лю­бие и ка­че­ст­ва ха­рак­те­ра.
Де­ти из се­мей образованного среднего класса по­се­ща­ют при­ви­ле­ги­ро­ван­ные ча­ст­ные или про­сто хо­ро­шие пуб­лич­ные шко­лы. По ста­ти­сти­ке, де­ти из та­ких се­мей име­ют бо­лее 50% воз­мож­но­стей под­нять­ся на са­мый верх со­ци­аль­ной ле­ст­ни­цы. Де­ти из про­стых се­мей име­ют лишь 6% воз­мож­но­стей по­лу­чить пол­но­цен­ное об­ра­зо­ва­ние, ве­ду­щее к наи­бо­лее оп­ла­чи­вае­мым про­фес­си­ям. Толь­ко 4% управ­ляю­ще­го клас­са вы­ход­цы из се­мей не­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных и по­лу­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бот­ни­ков.
Все стре­мят­ся на­верх, к вер­ши­нам ус­пе­ха. Ведь ус­пех ко­рен­ным об­ра­зом из­ме­нит ва­шу жизнь, ус­пех даст воз­мож­ность при­­­­­­­­­о­­б­­щи­ться к ог­ром­но­му ма­те­ри­аль­но­му бо­гат­ст­ву, даст дос­туп к все­воз­мож­ным ра­до­стям жиз­ни. Но, ус­пех тре­бу­ет по­сто­ян­но­го под­твер­жде­ния, он не по­зво­ля­ет ос­та­нав­ли­вать­ся на дос­тиг­ну­том, ка­ж­дая сту­пень на­верх при­нос­ит удов­ле­тво­ре­ние на мо­мент и ис­че­за­ет, нуж­но дви­гать­ся даль­ше. Это работа Си­зи­фа, об­ре­чен­но­го веч­но под­ни­мать ка­мень в го­ру, и ос­та­нав­ли­вать­ся нель­зя. Дви­же­ние важ­нее це­ли.
Пси­хо­лог Джо­на­тан Фрид­ман, ав­тор наи­бо­лее из­вест­но­го ис­сле­до­ва­ния об удов­ле­тво­рен­но­сти жиз­нью в США, — «Ко­гда я был сту­ден­том у ме­ня прак­ти­че­ски не бы­ло сво­бод­ных де­нег. Моя квар­ти­ра, хо­тя и бы­ла до­воль­но скром­на, тем не ме­нее, я чув­ст­во­вал се­бя в ней впол­не ком­форт­но. Мое пи­та­ние ме­ня впол­не удов­ле­тво­ря­ло, хо­тя я не мог обе­дать в бо­га­тых рес­то­ра­нах. Но, ко­гда я по­лу­чил ра­бо­ту, моя зар­пла­та ста­ла в два раза боль­ше то­го, что я имел, бу­ду­чи сту­ден­том. Я пе­ре­ехал в дру­гую квар­ти­ру и стал пла­тить в два раза боль­ше, чем пре­ж­де. Пи­тал­ся я точ­но так же, как и в те вре­ме­на ко­гда был сту­ден­том. Моя зар­пла­та росла вме­сте с про­дви­же­ни­ем по карь­ер­ной ле­ст­ни­це. Я снял дру­гую квар­ти­ру, ко­то­рая от­ни­ма­ла боль­шую часть мо­ей зар­пла­ты, обедал в до­ро­гих рес­то­ра­нах. Стал боль­ше тра­тить на вся­кие до­ро­гие ве­щи, ко­то­рые рань­ше бы­ли мне не­дос­туп­ны. Но, мое ощу­ще­ние жиз­ни не из­ме­ни­лось ни на йо­ту. Я ду­маю, что да­же ес­ли бы я по­лу­чал в пять раз боль­ше, я чув­ст­во­вал бы се­бя точ­но так же. Это не оз­на­ча­ет, что я от­ка­зал­ся бы от по­вы­ше­ния сво­их до­хо­дов. Ско­рее на­обо­рот. Но ощущение жизни осталось бы тем же.»
Ус­пех тре­бу­ет под­чи­не­ния всей жиз­ни са­мо­му про­цес­су дви­же­ния на­верх ко все бо­лее вы­со­ким уров­ням бо­гат­ст­ва. Для дос­ти­же­ния це­ли не­об­хо­ди­мо со­кра­тить до ми­ни­му­ма все лиш­нее — на­сла­ж­де­ние едой, сном, при­ро­дой, куль­ту­рой, все­го то­го, что от­ни­ма­ет вре­мя и энер­гию у глав­ной це­ли.
Впе­чат­ле­ние рус­ско­го им­ми­гран­та, — «Вся жизнь здесь по­строе­на так, что­бы ты мог с тол­ком, удоб­но и про­дук­тив­но ра­бо­тать, тра­тя ми­ни­мум вре­ме­ни на вся­кие пус­тя­ки — еду, об­ще­ние, и так да­лее…»
Со­цио­лог Кри­сто­фер Лаш, — «Мы оце­ни­ва­ем се­бя че­рез сту­пе­ни ус­пе­ха, на ко­то­рые мы взо­бра­лись, по то­му, что мы соз­да­ли и, стре­мим­ся соз­дать еще боль­ше и еще боль­ше по­лу­чить. Что­бы боль­ше по­лу­чить мы долж­ны уве­ли­чить на­шу про­дук­тив­ность и, ко­гда мы уве­ли­чи­ва­ем на­шу про­дук­тив­ность, ока­зы­ва­ет­ся, что ре­зуль­тат на­ших тру­дов не боль­ше чем аб­ст­рак­ция цифр на на­шем бан­ков­ском сче­ту. По­вы­ше­ние про­дук­тив­но­сти внеш­не уве­ли­чи­ва­ет личное бла­го­по­лу­чие, но, из­мо­тан­ный ог­ром­ным на­пря­же­ни­ем ра­бот­ник не име­ет ни вре­ме­ни, что­бы поль­зо­вать­ся этим бла­го­по­лу­чи­ем, ни жиз­нен­ной энер­гии, что­бы по­лу­чать удов­ле­тво­ре­ние от не­го.»
Однако, наи­боль­шая цен­ность бо­гат­ст­ва, в гла­зах лю­дей, оп­ре­де­ля­ет­ся во­все не воз­мож­но­стью иметь боль­ше де­нег и боль­ше ве­щей. Без оцен­ки дру­ги­ми цен­но­сти это­го бо­гат­ст­ва, оно, са­мо по се­бе, не зна­чит ни­че­го. Важ­нее не бо­гат­ст­во, а ува­же­ние дру­гих, ко­то­рое оно при­но­сит. Чем вы­ше оце­ни­ва­ет­ся дос­тиг­ну­тый ус­пех в гла­зах об­ще­ст­ва, в сре­де род­ст­вен­ни­ков, кол­лег, дру­зей, тем боль­ше чув­ст­во са­мо­ува­же­ния.
С другой стороны, ди­на­ми­ка жиз­ни на­столь­ко ве­ли­ка, что не хва­та­ет вре­ме­ни для то­го, что­бы сфор­ми­ро­вать со­ци­аль­ный круг, со­от­вет­ст­вую­щий то­му или иному ста­ту­су. Воз­мож­но­сти же про­де­мон­ст­ри­ро­вать свой но­вый ста­тус ли­ми­ти­ро­ва­ны, так как в процессе погони за успехом раз­ры­ва­ют­ся тра­ди­ци­он­ные свя­зи ме­ж­ду людь­ми.
Ис­чез­ла се­мья-клан, внут­ри ко­то­рой ко­гда-то про­хо­ди­ла де­мон­ст­ра­ция лич­но­го ус­пе­ха, не ос­та­ет­ся ста­биль­но­го кру­га род­ст­вен­ни­ков, дру­зей, пе­ред ко­то­ры­ми мож­но бы­ло бы его про­де­мон­ст­ри­ро­вать. Свя­зи, ко­то­рые воз­ник­ли в шко­ле и кол­лед­же, не­воз­мож­но удер­жать, слиш­ком ве­лик темп жиз­ни.
Ку­пив мод­ную мо­дель ав­то­ма­ши­ны, по­ка­зать ее мож­но толь­ко во вре­мя по­езд­ки на ра­бо­ту и с ра­бо­ты — на хай­вэе. Мож­но на­деть до­ро­гую оде­ж­ду во вре­мя по­се­ще­ния те­ат­ра или пар­ти, но пуб­ли­ка при­над­ле­жит к са­мым раз­ным сло­ям об­ще­ст­ва, име­ет раз­лич­ный уро­вень до­хо­да и час­то про­ти­во­ре­ча­щие вку­сы.
В пар­те­ре Мет­ро­по­ли­тен Опе­ра мож­но уви­деть, си­дя­щих ря­дом, де­вуш­ку в мя­тых джин­сах и да­му в пла­тье от мод­но­го ди­зай­не­ра, стоя­щее ты­ся­чи дол­ла­ров, и в брил­ли­ан­тах. Ка­ко­ва цен­ность брил­ли­ан­тов, ес­ли их не­ко­му по­ка­зать, ка­ко­ва цен­ность мод­ной мо­де­ли ма­ши­ны, ес­ли нет ни­ко­го во­круг кто бы вы­ра­зил свое вос­хи­ще­ние или за­висть за дос­тиг­ну­тое ва­ми. Ма­те­ри­аль­ный ус­пех, дос­тиг­ну­тый на­пря­же­ни­ем всех сил, ока­зы­ва­ет­ся не­оце­нен, а ведь имен­но ра­ди об­ще­ст­вен­но­го ува­же­ния, ра­ди оцен­ки ус­пе­ха дру­ги­ми, все это и де­ла­лось. Мож­но рас­счи­ты­вать лишь на вни­ма­ние слу­чай­ных лю­дей, вни­ма­ние тол­пы, для ко­то­рой, тот, кто дос­тиг ус­пе­ха и пре­сти­жа, так и ос­та­ет­ся бе­зы­мян­ной, ано­ним­ной фи­гу­рой, мельк­нув­шей на до­ро­ге, на ули­це, в те­ат­ре или рес­то­ра­не.
Ир­винг Шоу, в рас­ска­зе «Круг све­та», опи­сы­ва­ет су­ще­ст­во­ва­ние се­мьи сред­не­го клас­са, тех, кто добился цели, которую поставило перед ними общество. Се­мья име­ет ус­пеш­ный биз­нес, дорогой дом и не­сколь­ко до­ро­гих ма­шин в га­ра­же. У них есть всё, что вхо­дит в общепринятое по­ня­тие о сча­стье. Но суп­ру­га не ин­те­ре­су­ет­ся ни тем, что про­ис­хо­дит в жиз­ни му­жа, ни им са­мим. Круг её мыс­лей, что она ку­пи­ла в про­шлом ме­ся­це, и что ку­пит в сле­дую­щем. А сам ге­рой, си­дя в сво­ём офи­се, ощущает толь­ко пус­то­ту и признается самому себе, что жи­вет, год за го­дом, ни­че­го не чув­ст­вуя. Вы­со­кий ста­тус дос­тиг­нут, но са­ма жизнь ни­че­го не со­дер­жит — это ва­ку­ум, лю­дям не­чем жить.
Но ес­ли ваш внут­рен­ний мир, ва­ши лич­но­ст­ные ка­че­ст­ва, ва­ши мыс­ли, ва­ши чув­ст­ва не ин­те­ре­су­ют да­же близ­ких вам лю­дей, то вы мо­же­те по­ка­зать се­бя все­му ос­таль­но­му ми­ру. Вы мо­же­те объ­ез­дить мно­гие стра­ны ми­ра и по­чув­ст­во­вать свою зна­чи­мость, как бо­га­то­го ту­ри­ста в бед­ных стра­нах, в то вре­мя, как вы чув­ст­вуе­те свое пол­ное ни­что­же­ст­во в сво­ей род­ной стра­не. Вы так­же мо­же­те реа­ли­зо­вать се­бя, до­бить­ся оп­ре­де­лен­но­го ус­пе­ха и при­зна­ния, ис­пы­тать мно­же­ст­во раз­но­об­раз­ных ост­рых ощу­ще­ний, по­гру­жа­ясь на дно океа­на, под­ни­ма­ясь на вершины го­р, пры­гая с па­ра­шю­том, ле­тая на пла­не­ре.
Жур­нал Reader Digest так опи­­с­ыв­ает ис­то­рию Ма­рио­на Бо­лин­га, обес­пе­чен­но­го пред­ста­ви­те­ля сред­не­го клас­са, ощущающего себя лишь безликой частью общественного механизма изо дня в день повторяя одни и те же рабочие операции. Для то­го что­бы доказать се­бе и другим, что он существует как индивид, как личность, он про­ле­тел на од­но­мо­тор­ном са­мо­ле­те, от Фи­лип­пин до Оре­го­на. По окон­ча­нии по­ле­та, в ко­то­ром он рис­ко­вал жиз­нью, в сво­ем ин­тер­вью, он ска­зал, что вы­ну­ж­ден вер­нуть­ся к ра­бо­те, которую ненавидит. Она, хотя и при­но­сит при­лич­ные день­ги, но не дает ему ни чув­ст­ва удов­ле­тво­ре­ния, ни са­мо­ува­же­ния.
Или история Хью Джон­со­на, старшего ме­нед­жера хи­ми­че­ской кам­па­нии из Ил­ли­ной­са, получающего 170 ты­сяч в год, — «Мой ме­сячный чек составляет то, что мой отец за­ра­ба­ты­вал за год, и, в то же вре­мя, чув­ст­вую что жиз­ни нет, она про­хо­дит, как пе­сок сквозь паль­цы. Ка­ко­го бы ста­ту­са вы ни до­би­лись, вы лишь эле­мент мно­го­мил­ли­он­ной, без­ли­кой ра­бо­чей си­лы.»
Ус­пех — это не фи­­з­и­­че­ско­е об­ла­да­ние за­вое­ван­ным в жес­то­чай­шей борь­бе ма­те­ри­аль­ным бо­гат­ст­вом, это не воз­мож­ность вку­сить то, что это бо­гат­ст­во мо­жет дать, это аб­ст­рак­ция цифр на бан­ков­ском сче­ту, спор­тив­ный ку­бок по­бе­ди­те­ля, на ко­то­рый мож­но, вре­мя от вре­ме­ни, взгля­нуть.
Ус­пех жиз­ни, оп­ре­де­ляе­мый раз­ме­ром бан­ков­ско­го сче­та, не при­но­сит сча­стья по­бе­ди­те­лям. Но, как го­во­рит на­род­ная муд­рость, — «Толь­ко тот, кто до­бил­ся ус­пе­ха, име­ет пра­во ска­зать, что не в день­гах сча­стье. Ко­гда о том же го­во­рят те, у ко­го их нет, это зву­чит как «ви­но­град зе­лен», в бас­не Эзо­па.», и, сле­до­ва­тель­но, дру­го­го вы­бо­ра, кро­ме бе­га, в тол­пе претендентов на успех, про­сто нет.
Од­ним из та­ких «по­бе­ди­те­лей» был Кис­синд­жер, не­мец­кий им­ми­грант, го­во­ря­щий с тя­же­лым ак­цен­том, под­няв­ший­ся на са­мый пик ус­пе­ха, ска­завший в кон­це сво­ей бли­ста­тель­ной карь­е­ры, — «Ко­гда че­ло­век тя­же­ло ра­бо­та­ет всю жизнь и не по­лу­ча­ет ни­че­го в на­гра­ду — это тра­ге­дия. Но это ка­та­ст­ро­фа, ко­гда он до­би­ва­ет­ся че­го хо­чет, и ви­дит, что на­гра­да — бле­стя­щие по­гре­муш­ки».
Меч­та об ус­пе­хе — веч­ная не­вес­та, жду­щая же­ни­хов, и толь­ко тем, кто ее до­би­ва­ет­ся, от­кры­ва­ет­ся факт, скры­тый от со­ис­ка­те­лей, она про­сто по­тас­куш­ка. Вме­сто люб­ви она мо­жет пред­ло­жить толь­ко еди­но­вре­мен­ный секс.
Но, ни ав­то­ри­те­ты, ни ре­ли­гия, фи­ло­со­фия, со­цио­ло­гия или «вы­со­ко­ло­бая» ли­те­ра­ту­ра, не мо­гут из­ме­нить при­ори­те­ты масс. «По­бря­куш­ки», о ко­то­рых го­­­­в­­о­­рил Кис­синд­жер, для большинства важнее всех других цен­но­стей че­ло­ве­че­ской жиз­ни.
Культ ус­пе­ха пол­но­стью от­сут­ст­во­вал в рус­ской до­ре­во­лю­ци­он­ной ли­те­ра­ту­ре, как и сам жанр ли­те­ра­ту­ры ус­пе­ха, чрез­вы­чай­но по­пу­ляр­ный в Аме­ри­ке. Рус­ское об­ще­ст­во не ви­­д­ело в ус­пе­хе цель жиз­ни, а в по­ра­же­нии в бит­ве за ма­те­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чие, не­дос­та­точ­ность, ущерб­ность лич­но­сти.
Ин­те­рес к ли­те­ра­ту­ре ус­пе­ха поя­вил­ся, ко­гда Рос­сия, по­сле па­де­ния советской власти, пре­вра­ти­лась в ци­ви­ли­зо­ван­ную стра­ну, сме­нив идео­ло­ги­че­ские цен­но­сти на цен­но­сти ма­те­ри­аль­ные. Но ин­те­рес су­ще­ст­во­вал и в со­вет­ский пе­ри­од, ко­гда пе­ча­та­лась, ог­ром­ны­ми ти­ра­жа­ми, не ры­ноч­ная де­шев­ка, а клас­си­ка аме­ри­кан­ской ли­те­ра­ту­ры, и, пре­ж­де все­го, ро­ма­ны Тео­­­­­­д­ора Драй­­­­­­з­ера, пре­воз­но­сив­ши­ми идею ус­пе­ха лю­бой це­ной.
Цен­траль­ная фи­гу­ра его три­ло­гии «Ти­тан», «Фи­нан­сист» и «Ге­ний», «ка­пи­тан ин­ду­ст­рии», Кау­пер­вуд, до­би­ва­ет­ся ус­пе­ха, пе­ре­сту­пая все юри­ди­че­ские и за­ко­ны мо­ра­ли во имя Успеха. Кау­пер­вуд стал мо­де­лью для мно­гих со­вет­ских «про­из­вод­ст­вен­ных» ро­ма­нов 20-ых, 30-ых го­дов, а их ге­рои, «ко­ман­ди­ры про­из­вод­ст­ва», бы­ли со­вет­ской трак­тов­кой об­раза че­ло­ве­ка Де­ла.
Из­да­ва­лись так­же про­из­ве­де­ния Дже­ка Лон­до­на, в ко­то­рых ге­рои до­би­ва­ют­ся по­бе­ды в не­ве­ро­ят­но слож­ных ус­ло­ви­ях, сверх­че­ло­ве­че­ским на­пря­же­ни­ем сил, в жерт­ву ему при­но­сит­ся са­ма че­ло­ве­че­ская жизнь.
В рас­ска­зе Лондона «Во­ля к жиз­ни», два парт­не­ра-зо­ло­то­ис­ка­те­ля, один на один с «бе­лым без­мол­ви­ем» снеж­ной пус­ты­ни Клон­дай­ка, не­сут свою до­бы­чу, пы­та­ясь до­б­рать­ся до бли­жай­ше­го пор­та. Они бы­ли парт­не­ра­ми по биз­не­су, сей­час они вра­ги, борь­ба идет за то, кто вы­жи­вет в не­че­ло­ве­че­ских ус­ло­ви­ях, то­му кто вы­жи­вет дос­та­нет­ся зо­ло­то. Рас­сказ чрез­вы­чай­но по­нра­вил­ся Ле­ни­ну, по-ви­ди­мо­му, идея ус­пе­ха лю­бой це­ной, бы­ла близ­ка са­мо­му ду­ху со­­­­­в­е­т­ско­й эко­но­ми­ки, за ус­пех ко­то­рой за­пла­ти­ли жиз­нью мил­лио­ны.
Ка­че­ст­ва ге­­­­­­­­­­­­­­­­р­оев Лон­до­на ста­но­вят­ся мо­де­лью для под­ра­жа­ния и ши­ро­ко про­­п­а­г­ан­­д­и­­ровались в со­вет­ской ли­те­ра­ту­ре и ки­не­ма­то­гра­фе. Прав­да, бор­цов за лич­ный, пер­со­наль­ный ус­пех при­шлось транс­­­­­­­­­­­­ф­­­о­­­р­­­ми­­ро­ва­ть в бор­цов за все­об­щее бла­го.
Чер­та­ми ге­ро­ев Дже­ка Лон­до­на об­ла­да­ли пер­со­на­жи ро­ма­на «Как за­ка­ля­лась сталь» и филь­ма «Ком­му­нист». На­зва­ние филь­ма «Вре­мя впе­ред», по­­­с­в­я­­щ­­е­­нного рос­ту со­вет­ской эко­но­ми­ки — на­зва­ние од­но­го из рас­ска­зов Дже­ка Лон­до­на. Пер­со­на­жи всех этих про­из­ве­де­ний со­циа­ли­сти­че­ско­го реа­лиз­ма при­но­сят в жерт­ву тру­до­во­му ус­пе­ху, но не лич­но­му, а об­ще­ст­вен­но­му, не толь­ко свою лич­ную жизнь, но и жизнь все­го кол­лек­ти­ва.
Но, в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия со­вет­ской вла­сти, идея личного ус­пеха, так­же, как и на За­па­де, за­хва­ти­ла со­вет­ский сред­ний класс, — «… и в со­вет­ских ус­ло­ви­ях то­же мож­но бы­ло до­бить­ся зна­чи­тель­но­го ма­те­ри­аль­но­го ус­пе­ха и вы­со­ко­го об­ще­ст­вен­но­го ста­ту­са, ес­ли вкла­ды­вать столь­ко сил и энер­гии сколь­ко здесь.» Жур­на­лист-им­ми­грант Алек­сандр Ге­нис.
Прав­да, в со­вет­ской жиз­ни бла­га жиз­ни нельзя бы­ло по­лу­чить упор­ным тру­дом. Са­мо­от­вер­жен­ный труд мог дать лишь не­боль­шую при­бав­ку к ни­щен­ской зар­пла­те. Бла­га мог по­лу­чать лишь тот, кто во­шел в но­менк­ла­ту­ру, эко­но­ми­че­скую или по­ли­ти­че­скую, кто при­спо­саб­ли­вал се­бя к сис­те­ме, т.е. жерт­во­вал всем, вклю­чая соб­ст­вен­ные убе­ж­де­ния и мо­раль­ные прин­ци­пы.
Как пи­сал Сал­ьва­дор Мар­дар­ка­да, ис­пан­ский пи­са­тель, пу­те­ше­ст­во­вав­ший по все­му ми­ру, — «Аме­ри­кан­ская муд­рость гла­сит, — «Нау­чись не ду­мать о дру­гих. Ес­ли ты не бу­дешь без­раз­ли­чен к дру­гим, ста­нешь жерт­вой сам.» Это фор­му­ла при­ме­ня­ет­ся и в Рос­сии. Та­кое впе­чат­ле­ние, что, для боль­шин­ст­ва рус­ских и аме­ри­кан­цев, жизнь — вой­на всех про­тив всех, в ко­то­рой нель­зя се­бе по­зво­лить доб­ро­ту, от­зыв­чи­вость и со­стра­да­ние к дру­гим.»
С раз­ви­ти­ем про­из­вод­ст­ва то­ва­ров ши­ро­ко­го по­треб­ле­ния желание улучшить ма­те­ри­аль­ную сто­ро­ну жиз­ни в Со­вет­ском Сою­зе, так­же, как и на За­па­де, ста­ло до­ми­ни­рую­щи­ми во всех сло­ях на­се­ле­ния, и идео­ло­гия, про­воз­гла­шав­шая вы­­с­оты человеческого ду­ха, ста­ла пус­тым ко­­к­оном без со­дер­жа­ния. Идео­ло­гия бы­ла не­об­хо­ди­ма в те вре­ме­на ко­гда раз­ви­тие тя­же­лой ин­ду­ст­рии бы­ло ос­нов­ной за­да­чей со­вет­ской вла­сти. Идео­ло­гия да­ва­ла мо­раль­ное оп­рав­да­ние все­об­щей ни­ще­те, цели государства, окруженного врагами, были важнее целей индивидуальной жизни. В се­го­дняш­ней Рос­сии идея ус­пе­ха всту­пи­ла лишь в свою пер­во­на­чаль­ную фа­зу, и ко­ли­че­ст­во по­бе­ди­те­лей по­ка не­зна­чи­тель­но. В США ус­пех был на­цио­наль­ной ре­ли­ги­ей с мо­мен­та ос­но­ва­ния стра­ны и стал дос­ту­пен мно­гим.
Идея ус­пе­ха, борь­бы за ме­сто под солн­цем, су­ще­ст­во­ва­ла, од­на­ко, не толь­ко в аме­ри­кан­ской жиз­ни, но и в ев­ро­пей­ской. «Ев­ро­пей­скую меч­ту» пы­та­лись реа­ли­зо­вать Рас­тинь­як, Люсь­ен Шар­ден, Джуль­ен Со­рель, Ре­бек­ка Шарп и мно­гие дру­гие ге­рои и ге­рои­ни ев­ро­пей­ской ли­те­ра­ту­ры. Но они ви­де­ли в бо­гат­ст­ве не цель, а сред­ст­во, клю­ч к две­рям, ве­ду­щим в выс­ший свет, где обя­за­тель­ны­ми бы­ли эс­те­тизм, куль­ту­ра чувств, изо­щрен­ный ум, бо­гат­ст­во лич­но­сти. Они за­пла­ти­ли за во­пло­ще­ние сво­ей меч­ты о бо­гат­ст­ве нрав­ст­вен­ным рас­па­дом.
Аме­ри­кан­ская ли­те­ра­ту­ра, сле­дуя ев­ро­пей­ской тра­ди­ции от­но­ше­ния к бо­гат­ст­ву, так­же ви­де­ла по­бе­ду в борь­бе за ус­пех как нрав­ст­вен­ное по­ра­же­ние ге­роя, как по­те­рю его глав­ной цен­но­сти, лич­­­­н­ости.
Мар­тин Иден, ге­рой Дже­ка Лон­до­на, вска­раб­кав­шись со дна об­ще­ст­ва до са­мых вер­шин, под­во­дя итог сво­им дос­ти­же­ни­ям, кон­ча­ет с со­бой. Он со­сто­ял­ся как ак­тив­ный бо­рец за ус­пех, но как лич­ность умер, и са­мо­убий­ст­во ста­но­вит­ся ло­ги­че­ским ша­гом, лич­ность ис­чез­ла. А без нее, че­ло­век, как го­во­рил аме­ри­кан­ский фи­ло­соф Ральф Эмер­сон, про­сто «ма­ши­на для до­бы­ва­ния де­нег».
Жиз­нен­ное по­ра­же­ние, ко­то­рое тер­пят в по­го­не за ус­пе­хом ам­би­ци­оз­ные ге­рои Скот­та Фит­цд­же­раль­да, Эп­то­на Синк­ле­ра, Синк­лер Льюи­са, в пер­вой по­ло­ви­не 20 ве­ка, и ге­рои Фолк­не­ра, Стейн­бе­ка, Уор­ре­на, Ар­ту­ра Мил­ле­ра, во вто­рой по­ло­ви­не ве­ка, от­­­­­­­р­­а­­жало со­мне­ния ин­тел­лек­ту­аль­ной эли­ты в на­цио­наль­ном идеа­ле, в Американской Мечте. Тра­ге­дия их ге­ро­ев бы­ла ре­зуль­та­том са­мо­об­ма­на, ве­ры в то, что эко­но­ми­че­ские дос­ти­же­ния един­ст­вен­ная цель че­ло­ве­че­ской жиз­ни. При­но­сит ли ус­пех удов­ле­тво­рен­ность со­бой и жиз­нью, за­да­ет во­прос ли­те­ра­ту­ра социального реализма.
В од­ной из пьес Ар­ту­ра Мил­ле­ра, в «Смер­ти ком­ми­воя­же­ра», жизненное кредо героя, Вил­ли Ло­ме­на, — «The only dream you can have то become the number one man» (един­ст­вен­ная меч­та, ко­то­рую ты мо­жешь иметь, это стать пер­вым). Вилли Ломен не стал «the number one man», и в конце пье­сы он кон­ча­ет с со­бой, его са­мо­убий­ст­во край­няя точ­ка, экс­тре­маль­ная ре­ак­ция на раз­оча­ро­ва­ние в са­мом се­бе, в сво­ей че­ло­ве­че­ской цен­но­сти.
Но да­же те, кто, в от­ли­чии от Вил­ли Ло­ме­на, стал «the number one» в ре­аль­ной прак­ти­ке де­ло­вой жиз­ни, чув­ст­ву­ют, что ус­пех не при­нес им то­го, к че­му они стре­ми­лись — пол­но­цен­но­сти су­ще­ст­во­ва­ния, сча­стья.
На пер­вом спек­так­ле «Смерть ком­ми­воя­же­ра» в за­ле со­брал­ся «весь свет» Нью-Йор­ка, эли­та, по­бе­ди­те­ли, пер­вые но­ме­ра. В этот пер­вый ве­чер, так и по­том, мно­го раз по­сле то­го как за­кан­чи­вал­ся спек­такль и опус­кал­ся за­на­вес, в за­ле на­сту­па­ло мол­ча­ние, ни ап­ло­дис­мен­тов, ни хло­па­нья стуль­ев, ни гу­ла го­ло­сов. Мно­гие уже вста­ли, они дер­жат в ру­ках свои паль­то, но за­тем са­дят­ся сно­ва, осо­бен­но муж­чи­ны. Си­дя, они на­кло­ня­ют­ся впе­ред, что­бы не бы­ли вид­ны их ли­ца, а не­ко­то­рые пла­чут от­кры­то, не в си­лах скрыть ни от се­бя, ни от дру­гих, что судь­ба Вил­ли Ло­ме­на — это их судь­ба. Они, «по­бе­ди­те­ли», ас­со­ции­ру­ют се­бя с не­удач­ни­ком Вил­ли.
Ста­ли ли вы по­бе­ди­те­лем, «number one», или по­тер­пе­ли по­ра­же­ние, вы про­иг­ра­ли с то­го са­мо­го мо­мен­та, как толь­ко по­ве­ри­ли в идею ус­пе­ха. Ус­­­­­­­пе­х — это шоры, щит­ки на гла­зах ра­бо­чей ло­ша­ди, она долж­на знать и ви­деть толь­ко до­ро­гу, чувствовать все ее детали и нюансы, и окружающий дорогу ландшафт перестает существовать, спо­соб­ность ощу­щать кра­­­­­­­с­­­о­чность и объ­ем ок­ру­жаю­ще­го ми­ра ат­­р­о­­фи­­р­уется мно­го­лет­ней при­выч­кой смот­реть толь­ко впе­ред.
Ус­пех — это ак­т ­ре­­­­а­­­­­ли­­за­ции се­бя в эко­но­ми­че­ском ста­ту­се, со­ци­аль­ном по­ло­же­нии, но тре­бу­ет так­же от­ка­за от тех радостей, которые приносит сам процесс жизни. Вся жиз­нен­ная энер­гия ухо­дит на необходимое для успеха при­спо­соб­ле­ние к об­стоя­тель­ст­вам и «нужным» лю­дям. Но вот цель достигнута, можно начать жить. Но об­ла­да­ние бо­гат­ст­вом еще не оз­на­ча­ет уме­ния им поль­зо­вать­ся, аме­ри­кан­ская куль­ту­ра не вос­пи­ты­ва­ет то­го ис­кус­ст­ва жить, на­сла­ж­дать­ся всем ши­ро­ким спек­тром материального богатства, куль­ту­ры, искусства, общения, ко­то­рое ха­рак­тер­но для при­ви­ле­ги­ро­ван­ных клас­сов Ев­ро­пы.
И это не се­го­дняш­няя тен­ден­ция, так бы­ло и во вре­ме­на То­к­ви­ля, ко­гда идея лич­но­го ма­те­ри­аль­но­го ус­пе­ха, как цель жизни, толь­ко за­ро­ж­да­лась, — «Аме­ри­кан­цы ни­ко­гда не удов­ле­тво­ре­ны тем, что у них есть. Они идут от ус­пе­ха к ус­пе­ху, но, в про­цесс по­го­ни, у них нет вре­ме­ни по­лу­чить от не­го ра­дость. Они долж­ны дви­гать­ся даль­ше. У них нет вре­ме­ни по­лу­чить удо­воль­ст­вие от то­го че­го они уже до­би­лись. Так они и до­би­ра­ют­ся до ста­рос­ти не вку­сив пло­дов сво­его тру­да.»
Как го­во­рят аме­ри­кан­цы, посвятившие жизнь погоне за успехом, — «Мы на­чи­на­ем жить толь­ко в пен­си­он­ном воз­рас­те», но эта иллюзия, которой тешат себя стареющие американцы, не подтверждается в практике жизни, — «Эти не­сча­ст­ные, бо­га­тые ста­ри­ки во Фло­ри­де и Ка­ли­фор­нии, ко­то­рые не зна­ют что де­лать с со­бой. Они име­ют дос­та­точ­но де­нег, что­бы по­зво­лить се­бе поч­ти все. Но­вые ма­ши­ны и но­вые ле­кар­ст­ва, но­вые дие­ты и но­вые ре­ли­гии, но­вые филь­мы, луч­ший кли­мат на зем­ле и в, то же вре­мя, они про­еци­ру­ют та­кое убо­же­ст­во, та­кую ни­ще­ту жиз­ни, ко­то­рую вряд ли мож­но встре­тить в ка­ком-ли­бо дру­гом мес­те.» Италь­ян­ский пи­са­тель Бар­зи­ни.
В про­цес­се по­го­ни за ус­пе­хом же­ла­ние вос­поль­зо­вать­ся уже соз­дан­ным бо­гат­ст­вом ос­та­нав­ли­ва­ет фор­му­ла Вре­мя-День­ги. Вре­мя, ис­т­ра­чен­ное на се­бя — это вре­мя от­ня­тое у воз­мож­но­стей за­ра­бо­тать еще боль­ше. Придя к финишной ленточке успеха, и получив призы, победители оказываются в стороне от общей дороги, на обочине, некому более не нужные и забытые даже своими детьми. В тот мо­мент, ко­гда, на­ко­нец, есть и вре­мя и день­ги, ока­зы­ва­ет­ся, что они не вы­ра­бо­та­ли ис­кус­ст­ва жиз­ни, уме­ния на­сла­ж­дать­ся са­мим ее про­цес­сом.

автор михель
обсудить на Социофоруме

Фантазия

миледи

«Миледи, взор ваш искренен и робок,
Красив изгиб Ваш рук и шеи спад
В волнах неистовых из шёлковых оборок —
И Ваш бокал в ажурных кружевах.

Давайте Вам его сейчас наполню —
Вкусите же божественный нектар,
Что понесёт Вас к Вакху, Афродите
И прочим Древнегреческим Богам…»

И я, изысканно склонившись в реверансе,
Подал в руках, молитвенно держа,
Бокал абсента в позднем декадансе —
Рука к руке чтоб прикоснуться не спеша…

Чтоб насладиться сладостным мгновеньем,
Увидеть, разгорелась как искра
Глаз, скрытых маской, Божьего творенья,
Что с интересом смотрят на меня…

автор Traumard,  24.06.09


По волне моей памяти

Памяти двух людей. И память месту.

Ноябрь далекого года. Настолько далекого, что тогда еще праздновали годовщину Октябрьской революции. Что делать в выходные в городской квартире, когда все вымыто, вычищено, наготовлено? И мы пошли гулять.
Днепропетровск.
Мы покормили огромных карпов в пруду парка Чкалова, которых тогда, по ночам, охраняла милиция. И пошли на Комсомольский остров, туда, где на ногах Сталина, до сих пор,высится Шевченко. Памятник Шевченко.

Днепропетровск
Для меня Днепропетровск был особым городом. Может быть потому, что меня с ним знакомил особенный человек. За полгода до своей нелепой смерти, смерти от укуса осы (как банально!), он получил государственную премию за разработки в области ракетной техники. Праздники «автокосмолюбителей», байки о существующих и существовавших днепропетровских кинотеатрах («Победы» нет, «Родина» сгорела, а «Правда» — на той стороне), исхоженные вдоль и поперек проспект Карла Маркса и улица Пушкина, Красная  площадь (оказывается, и такая есть в Днепропетровске), улица Серова (бывшая Столовая), которую в своих стихах помянул сам Маяковский, пивные бары с народными названиями «В мире животных» и «Грязелечебница».
Вот и тогда, взирая на памятник Шевченко, он процитировал днепропетровский фольклор: «Диты, мои диты, щож вы наробылы, на грузыньску ср..ку мэнэ посадылы…».
Вечер, сумерки, легкий морозец, пустынный парк, голые деревья, безветренно, одинокие снежинки кружатся в воздухе.
В тихом кафе, затерянном среди деревьев Комсомольского острова, я впервые знакомился с искусством приготовления коктейлей. Коктейли были для меня экзотикой. Тогда, это кафе, было чуть ли не единственным в городе, где из-под полы продавали сигареты «Славутич».
«Ты не понимаешь,» — говорил он мне, — «это нечто особенное!» Сейчас, да, ничего особенного. А тогда!
В руки, за один заход отпускали только одну пачку. И отдавать приходилось рубль.
В кафе, кроме нас, никого не было. Но ритуал, одна пачка за один подход, сохранялся. Сделав по пять подходов каждый, и набрав целый блок, насмотревшись на красно-синие витражи стекол, мы, через пустынный пешеходный мост над протокой Днепра, пошли слушать музыку. У человека, к которому мы шли, была «Эстония -001″. По тем временам, малость хуже, чем «Акай», но, вещь!
Обещано было нечто, то, чего я никогда не слышал.
Свернув с Карла Маркса, мы оказались в обычном дворе, который окружали популярные тогда 9-ти и 12-ти этажки. Но, посреди двора, окруженный вековыми деревьями, стоял старый деревянный двухэтажный дом. Его окна оранжево светились в сгустившихся сумерках, и дом казался перенесенным из сказки. Точно также, как и дом Гампера, из «Розы».
Фамилия человека, к которому мы пришли, совпадала с названием государства, в котором я сейчас живу. Ничего особенного: я помню старика по фамилии «Россия», из Северной Осетии, который умилялся впервые попробовав чай со сгущенкой и чебрецом. А сколько ему тогда было лет, никто не помнил.
В доме было всего две квартиры, каждая из которых располагалась в двух уровнях. Дом был настолько стар, что казалось «скрипел в суставах» от каждого движения.
Хозяин был холостяком, и жил со стариком — отцом. Два увлечения: музыка и собирание газет. «Литературка», начиная с самого первого номера, чешские газеты, времен вторжения в Чехию, неизвестно откуда полученные, занимали целую кладовку.
Водка «Кубанская» с лимонным привкусом, популярная по тогдашней днепропетровской моде, пельмени «из пачки», сало, какого мне больше не доводилось пробовать, и которое само таяло во рту. Его принес отец хозяина, старый, как и сам дом, скрипя сам и вызывая скрип ступеней лестницы, ведущей на второй этаж. Вечер. Свет лампы в кружевном оранжевом абажуре.
Я тогда впервые услышал Вивальди. Спустя столетия забвения он снова входил в моду. «Времена года». «Зима», с ее вьюгой, и реальный мороз за окном перенесли меня куда-то далеко. Туда, откуда не хочется уходить. И время остановило свой ход.
К нашим ногам аккуратно сложены стопки «Литературки», и, в зависимости от разбираемого года, мы спорили прав ли был Горький, и почему «дал слабину» Фадеев, и кто кого предавал, и смеялись над рубрикой «Рога и копыта».
А Вивальди плавно переходил от «Зимы» к «Весне», от «Весны» к «Лету», с его грозой, обещая, что все будет хорошо «Осенью». И снова «Зима».
Насладившись Вивальди, мы, вдруг, с замиранием сердца впервые услышали «По волне моей памяти», Тухманова. Вечного «Студента», и много-много всего.
Как всегда, все хорошее быстро кончается. И, вот, мы в последний раз смотрим на оранжевые окна сказочного дома, прощаемся с хозяевами, и светлый прямоугольник входной двери гаснет.
Мы не торопясь, и делясь впечатлениями, бредем пешком с Карла Маркса на Уральскую.
Больше этот дом я никогда не видел. Впрочем, как и его хозяев. Значительно позже, я пытался его отыскать, но, не нашел. Но, много лет передавал приветы хозяину дома.
И, в очередной раз, попросив кланяться, я услышал, что хозяин дома умер. Причина была банальна. По этой причине умирают поэты, мыслители, любители и знатоки поэзии. Их было много в моей жизни. И я их всех помню. Но, почему-то считается, что умирать по этой причине, недостойно. А они все были замечательными и достойными людьми. Но, не такими, как все.
Вечная им память.

автор Mist