Тугие объятия родины

Тугие объятья родины

Собственно, это эпизод окончания поездки в Лондон, описанный в опусе «Чай, пиво и «чистяк».
Еще когда улетали в Лондон, вся наша группа обсуждала статью о том, что в аэропорту Борисполь унитазы моют … шоландским виски. За несколько дней до нашего отлета в Лондон изменились правила ввоза товаров из-за рубежа. Известно было только одно, что отказались от понятия «минимальной товарной партии», и ввели понятие подакцизных товаров. Что считать подакцизным товаром — никто не знал. Поговаривали, что изделия из кожи. Но никто не мог ответить, входит ли в их перечень обувь. Поговаривали, что шоколад. Но никто ничего не мог сказать о шоколадных конфетах. Точно подакцизными были табак, спиртное. Но сколько их можно было ввозить, на каких условиях — никто не знал. Таможенники в аэропорту хитро улыбались и пожимали плечами. Правил ввоза, вывешенных на всеобщее обозрение, мы нигде не обнаружили.
Вылетали мы из Гатвика. Самолет, как чувствовал, долго не хотел взлетать. При разгоне по взлетной, колеса начинали тормозить. Сначала прибыла бригада ремонтников, затем нас отогнали в ангар, где мы просидели в самолете пару часов. Потом, наконец-то разрешили взлетать. Получалось, что вместо восьми вечера, мы окажемся в Киеве около двух ночи.
Мне, лично, нечего было опасаться таможни. Новые, купленные в Лондоне туфли, были на мне. Видеокамера была лишена всяких признаков упаковки, и болталась на шее. Кольцо с бриллиантами… просто лежало в кошельке, спрятавшись в груде украинской мелочи.
Пассажиры продолжали обсуждать проблемы взлета, и, пытались не думать, что произойдет, если колеса заблокируются при посадке. А, потому, появившаяся в проходе тележка «небесного магазина» вызвала нездоровый интерес. Особенно, в части алкогольных напитков. Заодно, многие вспомнили, что оставшиеся в карманах, металлические фунты, в Украине, никому не нужны, и, торговля закипела!
Некоторые, особо осторожные пассажиры, пытались получить чек на приобретаемые товары, но их застыдили, затюкали. К тому же, кассовый аппарат оказался не исправен. Да и стюарды со стюардессами, как могли убеждали, что это товары из магазина дьюти-фри аэропорта Борисполь.
И, вот, мы прилетели. Два ночи. Мрачные, как тучи, невыспавшиеся пограничники. Работают всего два окна. Прошли.
Дальше — таможня. Именно здесь, в недоступной посторонним со стороны Украины, зоне, между двумя границами — таможенной и государственной, и были вывешены те злополучные правила ввоза. Оказалось, что ВСЕ, что содержит кожу — подлежит обложению пошлиной, акцизом, и НДС. Точно также, ВСЕ, что содержит шоколад. И, самое интересное, необходим был ЧЕК, для определения рыночной стоимости товара. В противном случае, база налогообложения исчислялась по каким-то внутреним таможенным справочникам. Контроль тогда был тотальный, проверяли все и вся, и первая же женщина, шагнувшая в тугие объятия родины, вдруг оказалась должна государству 84 доллара далекой страны США… за коробку шоколадных конфет. И, как она не объясняла, что конфеты куплены на территории Украины, на борту авиалайнера, и, «вызовите экипаж, они подтвердят», чека не было, а слов к делу (против государства), не пришьешь. За то, в деле против любого гражданина, государство их подшивает во множестве и запросто.
И, понеслось! Все оказались должны. Я не помню, что бы кто-то что-то доплачивал, настолько драконовскими оказались таможенные справочники. Все оканчивалось словами: «Да заберите вы их себе!» Это было самое мягкое выражение. И коробки летели на столы представителей госоргана, призванного, как говаривал таможенник Верещагин, «давать добро». Но теперь таможня брала добро. Безвозмездно, то бишь, даром.
Самыми непокладистыми оказались мужики. Поняв, что «раз пошла такая пьянка», они начали уничтожать подакцизный товар. А, попросту, распивать спиртное в общественном месте. Массово. Недопитые остатки выливались на пол (тяжело выпить литр виски быстро из горлышка), бутылки разбивались о каменные колонны, поскольку урн не было ни одной. Появилась сонная и злая милиция.
Не буду описывать всю глубину трагедии, постигшей пассажиров нашего рейса. Единственным, кто подложил свинью таможенникам, оказался ваш покорный слуга. Перешерстив мою сумку, таможенница с торжествующим видом извлекла из нее блок сигарет.
— А говорили, что ничего подлежащего таможенной очистке не везете! Витя,- позвала она скучающего таможенника с пластиковым стаканчиком кофе, — подойди, будем протокол составлять!
— Не везу.
— А это что?
-Сигареты.
— Сигареты — подакцизный товар, опять же — попытка сокрытия. Ишь, на самое дно уложил! Будем составлять протокол!
И она принялась по справочнику определять «рыночную стоимость».
-Девушка, да Вы блок распечатайте.
— Зачем?
— Распечатайте.
-Там не сигареты???
— Может быть.
— Витя, обеспечь свидетелей!
Блок рвали чуть ли не зубами. Собрались уже рвать и пачки…Но, на пачках красовались украинские акцизные марки!
— Как они у вас оказались???
-Брал с собой, не выкурил.
— Зачем вы их сюда везете???
— А что я должен был с ними сделать? Выбросить?
Вопрос поставил таможенников в тупик. Из моей сумки ничего не упало на их стол, заваленный … дареным товаром. Но через год они отыгрались.
Но это будет потом.

автор Mist

таможня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *