Случайная встреча, ненастный день

СЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА, НЕНАСТНЫЙ ДЕНЬ

Нет, не рассказывай ни о чем. Я не хочу знать, кто ждет тебя дома, кто без конца названивает тебе на мобильный — звонок выключен, но женщины вроде тебя не выносят неопределенности в отношениях, не умеют даже притвориться, что им все равно, поэтому ты ерзаешь и злишься, думая, что я не замечаю твоих трюков с этой маленькой игрушкой розового — о ужас! — цвета с перламутром.

Что заставляет женщин покупать такие трубки? Впрочем, какая разница. Мне наплевать, сама ты ее выбрала или это подарок кого-то из бывших, ведь и сам я тоже — один из твоих бывших, случайно заглянувший в это кафе, случайно узнавший тебя в невзрачной, подвыпившей блондинке у барной стойки.

Что случилось с твоими волосами? Они стали тусклыми и безжизненными, точно высохшие на солнце водоросли. А глаза… Молчи. Я не хочу знать ничего.

Медленно ты потягиваешь коктейль. Лед уже растаял, на краю стакана алеет отпечаток твоих губ. О чем ты думаешь в эту минуту, когда вдруг ставишь стакан на гладкую, полированную поверхность стойки, с лихорадочной поспешностью вытряхиваешь из пачки сигарету… Я подношу тебе зажигалку, ты слегка подаешься вперед, и я замечаю, что рука твоя дрожит.

Ты избегаешь моего взгляда. Боишься, что я прочту твои мысли, как делал это всегда, как делал это тогда. Расслабься. Я больше не думаю о том, с кем ты проводишь свои дни и ночи. Если ты мечтаешь о возвращении в Эдем, то зря. Твое место занято. Занято другой Евой. Ты многое упустила, впрочем, как и я. Так что же нам остается? Соединить наши тела в диком танце на сбитых простынях. Забыть на пару часов обо всех кошмарах этого мира. Смешать кровь, пот и секреторные выделения. Прощаясь, рассмеяться друг другу в лицо.

Странная сказка. Принц и принцесса облажались. Стоит ли делать из этого трагедию? Разве что смеха ради. Хотя жизнь и так забавна до невозможности. В ней мало смысла, зато в избытке шотландский виски, сигареты Winston, глянцевые журналы, противозачаточные средства, CD с альтернативной музыкой и маленькие волшебные таблетки счастья. Подожди, пусть растворится до конца… Коктейль кажется тебе безвкусным, но эта чудесная штучка, величайшее изобретение человечества, вернет краски миру и души – марионеткам вроде нас.

Вспомни: мы были счастливы. Мы верили в любовь с первого взгляда, любовь до гроба, любовь, которая долготерпит, милосердствует, не завидует… не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла… все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит… Любовь, которая никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.

Думаешь, мне было легко забыть тебя? Тот вечер, когда ты вышла из дома, ссутулившись, опустив голову, держа в руке сумку со всеми своими джинсами, майками и длинными, бесформенными свитерами. В то время ты одевалась как подросток. Не чувствовала своей женственности. Бунтовала против нее. Тебя злило все, что было связано с репродуктивной функцией: гормональные препараты, точнее, необходимость помнить о них и принимать в одно и то же время, тампаксы, спазмалитики… Ты мечтала о жизни без грязи, о жизни, наполненной одними лишь удовольствиями. Безудержный секс, мартини с апельсиновым соком, танцы до упаду. Сломанные каблуки, размазанная по щекам тушь для ресниц.

Когда мы встретились спустя год и три месяца, так же случайно, как сейчас… Нет, ты позвонила – да, точно! – и я бросил все и помчался на Маяковку. Итак, когда это случилось впервые, я увидел тебя после долгой разлуки, и меня хлестнуло по глазам: красивая, до чего же красивая… Ты сказала «привет», как будто мы расстались только вчера, и криво улыбнулась. Твои губы были не накрашены, волосы собраны в нелепый узел на затылке. Я заметил, что ты похудела. Поцеловал твою холодную щеку. И спросил – все как в замедленном кино – тебе нужны деньги?

Твоя красота, как обычно, обезоружила меня. Скользящий взгляд, закушенная нижняя губа. О боже! Я не мог на это смотреть. И не мог не смотреть. Щемящее, болезненное чувство, как будто душу тянут по нитке. Тогда я решил: все, с меня хватит. Но потом было еще одно «все»… и еще, и еще…

Я не знал, зачем ты мне, хотя многие задавали этот вопрос, и как мы собираемся выжить при очевидном маниакальном стремлении растерзать друг друга. Но нет, они не понимали. Тяга к самоуничтожению, а не к уничтожению другого толкала нас в эту горько-сладкую бездну. Мы не хотели жить вместе, мы хотели вместе умереть, а потом что-то случилось со всеми нашими желаниями. Ты спаслась и попала в химический рай, а я… я выращиваю древо познания добра и зла прямо на собственной кухне. Ого, здорово же мне вставило. Еще по одной?

Девочка. Святая. Мадонна. Зачем ты здесь? Прости, я забылся. Ведь это я был идиотом, случайно заглянувшим в это кафе, случайно узнавшим тебя в невзрачной, подвыпившей блондинке у барной стойки. Еще один поворот винта. Ты идешь? Остаешься? Неважно. Через год, через сотню лет – мы из тех, кому суждено встречаться вновь и вновь, прорастая друг в друга нервами, мышцами, сухожилиями, сливаясь реками крови и радужными оболочками глаз. Ainsi soit-il.

(2008)

Автор Graham

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *