Как я заинтересовался психологией

Давно дело было. Лет 15 назад. Времена смутные, для многих — безденежные. Безвременье.
Работал тогда в институте, преподавателем.
И вот, приехал один из наших дОцентов с курсов. Что-то по новой технике. Вот он и решил, чтобы даром нам не рассказывать, организовать внутри института курсы повышения квалификации. И нам бумажки о повышении, и ему заработок.
Со спецкурсом — все понятно, будет наш дОцент пересказывать то, что на своих курсах услышал и усвоил. Но, нужна целая программа и набор дисциплин.
Одной из дисциплин была психология.
Итак, собрались мы в аудитории. От лаборантов до профессоров, от 19 лет до 72-х. От националистов до руководителя полуподпольного горкома партии. Чисто мужская компания.
Сидим. Входит….»коза». Нет, ну а как вы еще назовете существо женского полу в боевой раскраске индейцев племени сиу, с необьятным декольте (и как в нем груди держались?), на громадной шпильке и в миниюбке до признаков пола? Ноги, кстати, было бы грех прятать.
Лаборанты (самое младшее поколение) в задних рядах тихо застонали. Завкафедрой фыркнул: «Безобразие, надо пожаловаться председателю методсовета! Она, что не понимает куда пришла! Что, и студентам в таком виде преподает?»
Вождь коммунистов во весь голос разразился тирадой:»Вот до чего ваша самостийность довела!»
Главный кафедральный националист парировал:» Дык, это же ваши бывшие, кафедра научного коммунизма! Закаленные и проверенные кадры!»
«Коза», якобы не обращая внимания на разразившуюся с ее появлением дискуссию, представилась. Подошла к столу, взяла мел и, видимо от волнения, его уронила. Наклонилась, подняла мел.
Лаборанты снова застонали. Раздались приглушенные просьбы повторить на «бис».
«Коза» начала… с Фрейда. Ясный день, что сплошные упоминания сексуальности. По ходу ее повествования ропот аудитории нарастал.
Снова коммунисты сцепились с националистами. Один из дедушек-лаборантов, не выдержав душераздирающего зрелища мелькавших перед его носом обнаженных женских ног, и упоминания через слово «либидо» и «сексуальность», демонстративно вышел, хлопнув дверью. Выходя, напоследок, бросил через плечо: «Порнография!».
Молодое поколение, на последних рядах, дружно выдохнуло: » А не плохо бы было!»
Лекция плавно перетекла к пирамиде Маслоу, в которой места для интернационализма, товарищества и братства… не оказалось.
Главный коммунист города, на манер левых эссеров, попытался развернуть немедленно широкую дискуссию.
Игнорируя его, «коза» продолжала свое черное дело, повергая в прах классиков марксизма-ленинизма и толкуя о разных буржуазных теориях.
Гам стоял неимоверный!
Я не заметил этого перехода. Каким-то образом «коза» перешла к языку жестов. И, в качестве примеров, стала растолковывать позы и жесты присутствующих.
Аудитория замерла. До звонка с первого часа было слышно как в аудитории летают мухи.
Прозвенел звонок. И первый, кто бросился к «козе» с вопросами, был главный коммунист — подпольщик. Он ее буквально затерзал: «Где взять литературу? Есть ли такие курсы?»
Весь перерыв «коза» отвечала на вопросы восторженных слушателей.
Перерыв закончился.
До начала второй части лекции мы услышали следующее:
— Вы знаете, я ожидала подобную вашу реакцию. Более того, она была запланирована. Все это (она обвела себя рукой): макияж, одежда — не более чем провокация. Я хотела вызвать ваше неприятие, отторжение. И я этого добилась! (слышали бы вы, с какой гордостью это было произнесено!) И, после полного отторжения — результат. Ваши вопросы во время перерыва.
— Так вот. Мое представление было не полным. Я кандидат психологии, диссертацию защищала в академии КГБ по теме «Психология толпы».
Куда там Гоголю с немой сценой из «Ревизора»!
С тех пор я понял, что психология, в сочетании с красотой, — это не только страшная сила. Это страшнее!

автор Mist

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *