Охота за головами…

Часть первая

— Воля ваша. Ладно, я возьмусь за это и обязуюсь выполнить в срок. А сейчас прошу извинить — меня призывают. — произнес Иннеад и исчез в вихре магической энергии.
Очутившись на холмах Арати, охотник первым делом осмотрелся на предмет знакомых людей. Результаты неутешительны. Какой-то слабенький охотник, парочка паладинов в ржавых латах, друид, хиловатый на вид ассасин… Отдельно готовилась к бою дренейка-шаман, чем-то смутно знакомая. Память услужливо подсказала имя: «Кавалар». Оставив дальнейшие попытки вспомнить еще что-нибудь, Иннеад холодно ей кивнул, скептически оглядел сие грозное воинство, свистяще выругался сквозь зубы и подошел к воротам. Битва начиналась.
Подул холодный ветер, Только ворота, замерцав, исчезли, вся grand armee с грозными воплями ломанулась к кузнице. Охотник же, постепенно ускоряясь, побежал к заброшенному руднику. Достигнув цели, настороженно покосился на дорогу к лагерю орды, выбрал себе место поудобнее и стал ждать.
Спустя некоторое время услышал мысле-шепот Кавалар: «к тебе идут». Поблагодарил за информацию, заготовил несколько стрел и, сконцентрировавшись на мгновение, растворился в воздухе. Вовремя — спустя несколько секунд на холме появился тролль-охотник. Оглядевшись, он, развив скорость недоступную никакому живому существу, практически мгновенно очутился возле флага Альянса. Иннеад расслабился, стал видимым, прицелился в позвоночник жертвы. Медленно выдохнув, спустил тетиву. За миг до этого тролль, что-то почувствовав, оглянулся и, увидев лучника, рванулся в сторону, пропуская стрелу мимо себя. На мгновение глаза врагов встретились, после чего закипела схватка. Спустя некоторое время ордынец понял, что в перестрелке эльфа ему не победить. Перейдя в ближний бой, он смог воспользоваться своим преимуществом в скорости в полной мере — он проносился мимо быстрее стрелы, нанося стремительные режущие удары.
Увернувшись от удара в грудь, Иннеад рубанул куда-то наугад и, отскочив, почувствовал, как немеет рассеченная рука. Стало ясно, что так дальше продолжаться не может. На помощь никто не придет — возле кузницы идет бой, где и сражаются все остальные. Зашипев от очередного удара он проскользнул за спину врага и несколькими ударами заставил его отступить. Злорадно оскалился, представив, что тот чувствует. Воистину, сталь с эльфийской заточкой оставляет рваные раны, которые очень тяжело заживают. А еще и зачарование клинка, препятствующее заживлению ран… Умеют мастера делать, что тут говорить. Тролль же, тем временем, малость оправившись, кинулся в атаку. Эльф ушел от удара и с разворота скользящим движением резанул врагу по сухожилиям. Ордынец отшатнулся, замер от боли… и был заключен в ледяной кристалл, брошеной практически в упор ловушкой. Напоследок полюбовавшись искаженным от боли лицом врага, Иннеад вонзил оба клинка в грудь охотника. Лезвия передали дрожь умирающего тела, после чего со свистом вышли из него.
Тем временем кузница была отбита, лесопилка тоже прибрана к рукам…
— Выиграно. — прошептал Иннеад, исчезая в магическом водовороте, вернувшем его обратно.
— Да, вот еще. Если же вы, сударь, меня обманете с вознаграждением — сами понимаете…
Торговец настороженно покосился на окровавленные мечи и промолчал.

Шел дождь. Накрывшись плащом, Иннеад сидел возле потухшего костра. Потревожить его в такую погоду никто бы не смог, а значит можно наконец-то спокойно подумать… А причины для размышлений были.
Храм… Что-то неладное творится. Люди могут меняться, но не настолько же. Все церемонии, разговоры, правила — как будто стали фальшивыми, ненастоящими. Один большой маскарад… Как будто говорят, но не чувствуют, не верят. Осталась лишь привычка. Место становится болотом. Что ж… Если так будет продолжаться и дальше — скоро будем рассиживаться по трактирам Штормвинда, похваляясь былыми подвигами. Затем настанет день, когда охотник не сможет натянуть тетиву, маг забудет слова заклятий, а мастера-ассасина убьют ночные грабители. А Орда с каждым днем становится все сильнее… Храму нужен свежий ветер. Новые идеалы, движущая сила. Что-нибудь, что согнало скуку с Совета, зажгло их сердца…
Чуть повеселев, эльф поднялся с земли и отправился на холм — поглядеть перед сном на луну. Проходя мимо дома Фирра он услышал, как сломался сук под чьей-то ногой. Шагнув в сторону с дороги, Иннеад слился с тенями. Рука сама собой легла на рукоятку клинка — в тесноте улочек квартала Магов бить из лука было бы просто глупо. В фигуре, прошедшей мимо он с удивлением узнал Толдора. Друг-храмовник прошел быстрым шагом по улице и исчез внутри дома. Охотник собрался уже было идти дальше, но услышал из окна гневный возглас. Секунду поколебавшись, он все-таки одним прыжком вскочил на балкон и, оставаясь незамеченным, заглянул внутрь.
Каково же было его удивление, когда он увидел бледное от ярости лицо вечно невозмутимого Фирра и руки Толдора, как бы невзначай лежащие на рукоятках мечей. Очевидно, произошла размолвка, причем нешуточная.
Иннеад застыл на месте, и стал лихорадочно соображать, что же делать. Дело явно шло к схватке. Советник сильнее и опытнее… но в тесном помещении комнаты шансы уравниваются. А значит, не исключено, что в доме найдут два тела. Звать остальных — разнимать? Не успеть…
Но проблема разрешилась сама собой: резко развернувшись, мастер-убийца вышел из дома. «Во всяком случае, все живы» — подумал эльф, бесшумно спрыгивая вниз. — «А Толдор… будем надеяться, он вернется».
Близился рассвет…

Автор Мизеракль

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *