О "чёрном альпинисте" и других жителях гор

О «черном альпинисте» и других жителях гор

Джигит, давно пришедший с гор,
Глядит на горы до сих пор.
(Расул Газманов, брат Анны Ахметовой)

Наверное, любой человек, впервые попавший в кавказские горы, слышал эти «страшилки»: о «черном альпинисте», «алибекской» и «эльбрусской» девах и прочих загадочных и мрачных фигурах.
К этим рассказам я относился как просто к «страшилкам», наподобие черной руки и гроба на колесиках. Как к мифам, которые породило внутри себя горное сообщество. Однако, самостоятельно столкнувшись с рядом явлений, которым не смог найти объяснения, начал сомневаться: а выдумка ли это?
Позже, в журнале «Техника — молодежи», я наткнулся на статью, название которой и трансформировано в название настоящего опуса. Особенно меня поразили воспоминания академика Тамма, руководителя экспедиции СССР на Эверест.
В 30-е годы 20 века на седловине Эльбруса (5440 м) существовала «грозовая лаборатория», которая изучала атмосферное электричество. В ней и работал будущий академик. Уже тогда ходили легенды об «эльбрусской деве», которая уводит альпинистов в гиблые места. Академику пришлось столкнуться с этим явлением воочию.
Поздно выйдя с поляны Азау, и намереваясь подняться до «Приюта 11-ти» (4150 м) — самой высокогорной гостиницы на склонеd18dd0bbd18cd0b1d180d183d181 Эльбруса, группа физиков попала в туман и заблудилась. Мнения разделились — ночевать на месте в палатках или идти к «Приюту 11-ти», путь к которому не был ясен в наступившей темноте. Туман рассеивался, превратившись в морось, проглянула луна, и они увидели фигуру в серебристом плаще (типичная одежда советских альпинистов, вплоть до 90-х годов прошлого века), которая быстро спускалась по направлению к ним, забирая чуть в сторону.
Они стали кричать, пытаясь привлечь внимание, но фигура не реагировала. Решено было догнать одинокого альпиниста (или альпинистку) и расспросить о дальнейшем пути. Но, чем ближе приближались они к одинокой фигуре, тем все более она забирала влево, удаляясь от преследователей. Крутизна склона увеличивалась. Двигаться ночью, по закрытому снегом леднику, без связки, было безумием. И никто не мог поручиться, что одинокий ночной странник находится в своем уме.
Преследование прекратили, вернулись на прежнее место, которое облюбовали под лагерь, и стали на ночевку.
Утром, в лучах восходящего солнца, увидели серебристый силуэт приюта и решили посмотреть, куда ушел ночной незнакомец. Первое, что бросилось в глаза, — следы босых ног на снегу. И вели они на ледовые сбросы ледника Большой Азау. Позже, расспросили для очистки совести спасателей о пропавших альпинистах. Однако, таких, как и ожидалось, не числилось.
Академик воздержался от толкования данного случая. Однако заметил, что все те, кто рассказывал о встречах с «эльбрусской девой» , наблюдали это явление в период прихода или ухода тумана; это «нечто» оставляет следы человеческих ног или кошачьих лап; всегда уводит в места, из которых вернуться невозможно.
Если «эльбрусская» и «алибекская» девы имеют территориальную привязанность (г. Эльбрус и окрестности ледника Алибек , Домбай), то фигура «черного альпиниста» менее одиозна (он может оказывать помощь) и более интернациональна.
Прежде чем перейти к «черному альпинисту», упомяну о других жителях гор, имеющих территориальную привязку и о которых я слышал от своих надежных друзей (в некоторых случаях явления наблюдались целой группой). Это — «алмазный» или «танымасский» кот (ледник Танымас, Танымасская «лапа», Памир), «бегущая женщина» и «исчезающий дом» (южные склоны вершины Даллар, Кавказские Доломиты).
Так вот, «черный альпинист». Он не так коварен, этот парень, как его горные подруги. Если хорошо покопаться в дневниках экспедиций на Эверест, происходивших после загадочного исчезновения Мэллори и Ирвина и до победного восхождения Хиллари и Тенцинга, то наряду с упоминанием «рубежа Мэллори» (по-моему, 8250 м), мы натолкнемся и на загадочного спутника альпинистов — одиночек, пытавшихся штурмовать этот рубеж. Альпинисты, поднимаясь в одиночку, имели твердую уверенность, что идут в связке с напарником, т.е. после остановки на отдых, альпинист еще слышал некоторое время скрип шагов «напарника». Достигнув «рубежа Мэллори», таинственная фигура неизменно начинала спускаться вниз. Альпинист видел только темный силуэт спускающегося. Не буду далее распространяться о «черном альпинисте». Упомяну лишь случай, описанный в альпинистских записках, когда кинокамера зафиксировала спуск четырех альпинистов, в то время как к вершине ушли трое, и в лагерь вернулись трое. Причем, последний в связке на спуске искренне полагал, что их четверо.
Мифы скажете вы? Влияние высокогорья на психику? И, возможно, будете правы. Я просто хочу описать три случая, которые произошли со мной, и которые я объяснить не могу.
Но, для начала, небольшое лирическое отступление. Я не помню фамилии лавинщика, который описал следующий случай (если надо, то могу отыскать его книгу, изданную солидным «Госметеоиздатом»). Именно он, побывав в разных сложных и опасных ситуациях, произнес фразу: «По настоящему страшно тогда, когда ты не можешь понять и объяснить происходящее».
Случай с ним произошел на метеопункте «Перевал Алабель», Тянь-Шань. Этакая будка 4 на 4 метра, крытая чем-то растительным, без окон и с печкой буржуйкой. Зима.
После того, как стемнело, рассказчик услышал, что кто-то ломится в дверь. На вопросы незваный гость не отвечал, и потому он решил, что это… Кто? Медведь? Но на улице декабрь. Снежный барс? Но они избегают человека. Тем более,что печка топилась и запах дыма зверь должен был почуять издалека.
Ладно, неважно. Зверь.
Зверь бухал всем телом (и не маленьким) в стены будки, и пытался прорваться внутрь. Затем, снова попытался сломать дверь и затих. Лавинщик успокоился, но тут послышалась неистовая возня на крыше. Зверь раскапывал крышу! И, посыпавшаяся труха, подсказывала, что не без успеха.
Ружья не было. За то были динамитные шашки. Распахнув дверь, лавинщик бросает зажженную шашку. Взрыв. Возня на крыше прекращается.
Проходит бессонная ночь. Утро.
Лавинщик выходит наружу. Видит воронку взрыва, отходит от будки, видит яму на крыше.
Но, следов вокруг дома нет! Осадкомер выпадение осадков ночью не зафиксировал.
Не правда ли, сюжет достойный пера Амброза Бирса?
Вот тогда, лавинщику и стало по настоящему страшно.
Итак, мои случаи.

d18fd0bcd0b0

Начнем с первого и самого короткого.
Начало июля. Кавказ. Район Гвандра. Долина реки Махар.
Мы, два балбеса, имеющие за плечами один и два похода в горы соответственно, ведем поход первой категории сложности («единичка», самый простой). Вернее, один ведет, а я завхоз и разработчик маршрута.
На болотистую поляну Кёль-кате спустились со стороны Домбая уже к вечеру.
Брезентовые казенные турклубовские палатки, тяжеленные ватные спальники.
Раз имущество казенное, то его надо беречь. Потому, стелим полиэтиленовые тенты и ставим на них палатки (больше так я никогда в жизни не делал). На крыши — еще один тент. Нас восемь человек.
Как положено, обкопали палатки на случай дождя. И дождь пошел.
Среди ночи обнаруживаем, что посреди палатки образовалась лужа. Переправляем двоих, самых грациозных, в соседнюю палатку. Походная одежда вся промокла. Потому, сдуру, выскакиваю с фонарем в сухом комплекте одежды под дождь, который в 100 метрах от палатки переходит в снег.
Ситуация глупа до безумия. Дождь с крыши стекает не в дренажные канавки, а на края тента, постеленного под дном палатки. А там, под палаткой, аккуратная такая впадина. Изменить, практически, ничего нельзя.
Проводим ночь, сидя на острове из чавкающих мокрых спальников и промокшей одежды. Мне сухую одежду искали всей группой. Поскольку ребята более экономные, то лишняя сухая одежда осталась только у девчонок. Так и сижу на «острове» весь следующий день в «бабских» трениках в облипку, футболке в цветочек, регулярно выслушивая из соседней палатки, что нашли еще сухие трусики с кружавчиками и бюстгальтер. Причем, издевались, в основном, девчонки. Гады, лучше бы свитер нашли! На «улице» около нуля.
Проходит еще одна ночь без сна. Перевал, который предстояло пройти, был последним на маршруте. Перевал Нахар. Годом раньше он был для меня первым. За перевалом — благословенная Абхазия.
К утру все вокруг покрыто снегом. На небе появляются разрывы в облаках. Дождь прекращается. Напяливаю на себя абсолютно мокрую одежду и выхожу на совещание. Продуктов на один день. Бензина хватит только на завтрак. Дров нет. Или-или. Абхазия через перевал, или поляна Кёрт-мели в 20 км за спиной.
Выбираем Абхазию. Все хотят в Сухуми.
Пару часов делаем вид, что сушим вещи. Мокрые спальники весят килограммов под двадцать. Пакуемся.
Подъем в предперевальный цирк, к озеру, проходит при относительно нормальной погоде. Пасмурно, но дождя нет. Как только начинаем подъем на отрог, по которому проходит подъем на перевал, начинается пурга. Самая настоящая пурга. Скалы снова становятся мокрыми. Так, под снегом, и взбираемся на верх отрога. Открывается вид на соседний цирк и озеро Простреленное сердце. Озеро, действительно, в форме сердца. В него входит остроконечная осыпь, которая продолжается под поверхностью воды и, создается впечатление, что в сердце попала стрела.
Мы с Лехой, наверное, самым сильным нашим участником, идем первыми. Снег доходит до колен и надо топтать следы. На каком-то участке, где Леха пошел первым, вдруг упираюсь носом в его спину.
— Гляди.
На снегу, в полутора метрах от нас, след.
Кошачий.
Один.
— Она, что, на парашюте летала?
— Кто?
— Фиг знает кто… Кошка? Или…
— Ну тебя, с твоим «или»! И так тошно.
— Свежий, учитывая снег.
— Ага.
Группа отстала метров на сто. У самой младшей участницы истерика. Она хочет домой. Немедленно.
Молча затаптываем кошачий след и идем дальше. Я меняю Леху и выхожу вперед.
Снова след.
Один.
— Видать одноногая…. Кошка.
— Угу. А, кстати, у «или» вместо рук кошачьи лапы. Так что ей можно оставлять один след.
— А ноги? Летает она, что ли?
Снова затаптываем след, чтобы не вносить панику.
Всего следов было четыре или пять. На расстоянии 30-50 м друг от друга. Мы ничего не рассказали группе тогда. Только потом, когда спустились с гор. Благополучно спустились.
Леха, всегда скептично относившийся ко всякой мистике, отозвал меня на перевале в сторону и спросил:
— Видел, куда вели следы?
— Видел.
Следы вели на крутое ледовое «зеркало» под перевалом.
Вот вам и первая загадка.

(продолжение следует)

автор  Mist

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *