Пастер

КЛАУСТРОФОБИЯ

Шахразада Халифова

Дифференцирование ассимтотических соотношений не всегда

допустимо.. Ф.Олвер «Ассимтотика и специальные функции».

-Нет! Ну второй раз так случается!!!- Сулейман Хафиз, коммодор и координатор, крепко выругался, — Локки! Стравливай дюзы, она лажанула бифуркацию!

— Нет! – послышался слева возмущенный глас, — Только не сейчас! Сулл, ты, конечно, главный, но у лямбды Цефея нам не выжить. За реактор отвечаю, вытянем еще пару килопарсеков на матушке-инерции.

— Ну почему сейчас! – чуть не плакал Сулл, — Тогда хоть рядом была Денебская конфедерация с их Ульем, а сейчас я прямо не знаю куда нас занесет…

-Живы будем – не помрем, — со стороны реактора появилась взлохмаченная голова ядерщика, — А остановимся – помрем на месте, — оптимистически добавил Локки, резким рывком забрасывая свое худощавое, словно из ртути отлитое тело в каюту, — Что, как в тот раз переборщил с транквилизаторами?

Сулл невольно залюбовался на Локки. Невысокий, высоких и крупных в космофлот не брали, — в капсуле учитывался каждый сантиметр свободного места, черноволосый и черноглазый, — он ни минуты не сидел спокойно. Локки Рами – высшее достижение генетического конструирования объединенного индуидского сообщества с восьмой от Вегианского архипелага, которая поставляла ядерщиков всему свободному человечеству. Жесткое излучение голубой звезды наложило на популяцию вегианских колонистов критические и очень жесткие рамки естественного отбора. Сулл, да и другие не веганцы, могли находиться вблизи Локки без принятия специальных антидотов не более восьми часов, — Локки излучал в рентгеновском диапазоне. Только он мог возиться с реактором без специальных средств защиты, которые заняли бы в капсуле все свободное пространство. Как когда-то Ахиллесу боги предложили на выбор две жизни – долгую и размеренную или короткую, но насыщенную событиями, за веганцев же этот выбор сделала эволюция… Локки было 22 года, и он мог прожить еще не более семи. Компенсировать столь малую продолжительность жизни подвида человечества могли только несколько одновременных факторов: очень быстрое созревание организма – веганцы в 10 лет выглядели так же как и в 29, а до тридцати пока еще никто из них не дожил, завышенное либидо и очень высокая степень воспроизводства, а также максимальная скорость освоения нового материала, — в 10 лет Локки решал в уме зубодробительные уравнения в частных производных со свободной вариацией краевых условий. Для своего подвида Локки считался перспективным, — 8 детей ждало его возвращения на Вегу, из которых были три мальчика с выдающимися способностями.

— За кого ты меня принимаешь? – обиделся Сулл, — Да в тот раз она сама протащила Би-8 в узел навигации. Сам же знаешь, ассимтотистки кого хочешь обманут, когда доходит дело до их фобий.

— Даже тебя? – критически усмехнулся Локки, — Умного пятидесятилетнего землянина с тридцатилетним стажем? Уж пора бы научиться определять её штучки! Где хоть прятала?

— В физрастворе сублимировала, идиотка, — снова выругался коммодор, — Чтобы быстрее восстанавливаться после прыжка… Ох, что будет, когда мы остановимся.

— Поругаем, — оптимизму Локки можно было позавидовать, — И, как на Денебе, снова заставим выполнить прыжок. Всего делов-то.

— На Денебе!!! – взревел Сулл, — Где ты найдёшь ей пространства, если нас фиг знает куда занесло?!! Да она уже через десять минут после транса никакая будет!!! Ты будешь её из аута выводить?!! У меня ни аппаратуры, ни антишоковых, ничего! Чёртова минимизация!!! А , если через шесть часов ничего не придумаем, — все трое подохнем!

— Ну почему через шесть часов, — снизил тон Локки, — Система замкнута, вода, воздух, еда, — все есть. Реактор в норме. Маяки только вот. И рация вблизи нейтронных не того. А так… жить можно.

— Можно… — коммодор скрестил пальцы, — Тебе можно. Мы с Ати погибнем от твоего излучения, когда кончится действие антидота. То есть, через шесть часов будут первые признаки. На седьмой – все, необратимый процесс. Чёртова минимизация! Как тут не хватает места для обычной аптечки!!! А без Ати тебе капсулу не вывести, понимаешь! А там люди гибнут…

Спасательную капсулу «Пастер» ждали колонисты на седьмой Дельты Тельца. Единственное богатство этой захудалой планетки заключалось в особой эндемической водоросли, экстракт которой экспортировался на всю галактику, населенную Людьми… Неделю назад оттуда поступило воззвание о помощи, — водоросль, служившая единственным источником пропитания, материалом для строительства и предметом роскоши при надлежащей обработке, подверглась какому-то странному заболеванию. Первая спасательная капсула стартовала с ближайшей, поэтому не было необходимости включать в состав экипажа ассимтотистку, — её место заменил экзобиолог. Он сделал печальный вывод о том, что водоросли была случайно загрязнены земными грибными спорами. Не встретив на своём пути никакого естественного иммунитета, плесень принялась поражать водоросль рекордными темпами. Планета уже вся сидела на голодном пайке, межгалактические банки отказывали в кредитах, — людской колонии грозила гибель в ближайшее время. Межзвездный траулер мог бы спасти положение, но с Земли он бы дошел только за четыре года. А больше ни в одном месте Галактики не было необходимости бороться с плесенью… Поэтому для спасения Людей было решено послать «Пастер» — спасательную капсулу нового типа. С подпространственными контейнерами лекарства, представляющими в пути новый чистый вид энергии, и поэтому не замедляющими движения. Экипаж «Пастера» состоял из трёх человек – единственно возможной компоновки в условиях жестокой минимизации: Сулеймана Хафиза, Локки Рами и Апуати Хевисайд. По счастливому стечению обстоятельств эти трое находились на Земле в момент вызова. Локки, как самый быстросхватывающий из экипажа, да к тому же обладающий феноменальной памятью, два дня просидел за терминалом, этого хватило для получения докторской степени по микологии. Апуати Хевисайд была врожденной ассимтотисткой. Ассимтотистки появились всего пять десятилетий назад, да и то не в результате генетического конструирования, а как побочная ветвь развития человеческой колонии у колец Сатурна. Полвека лет назад (после противостояния Солнца и Юпитера) родилось 254 ребёнка, наблюдение за которыми к трем годам показало их как материал, отбракованный для популяции. Все они были аутами. Некоторые родители согласились на эвтаназию, но большинство продолжало ухаживать за ни к чему негодными детьми. Спустя еще четыре года, девочка, имя которой вошло в историю ассимтотической космонавтики, сотворила первую бифуркацию. Мэган Чанг. Однажды, находясь в комнате релаксации, она вдруг, на глазах у воспитателя растворилась в воздухе… Захватив с собой красочный плакат с изображением земного вида, намертво приколоченный к противоположной стене. Гвозди остались на месте. Воспитатель поднял на уши весь детский питомник, довел до нервного срыва родителей Мэган, но… девочки нигде не было. Её не было полторы недели. Потом она нашлась, довольная и счастливая, у себя дома. Она играла с собакой, узнавала маму, папу и воспитателей. Плакат висел на стене дома, точно пришитый. Он не был порван, только аккуратные дырочки от гвоздей, как если бы их пришлось выдергивать. Спешно вызванные ученые доказали, что и к гвоздям, оставшимся в питомнике и к плакату никто не прикасался. Как такое могло произойти? Вывод напрашивался один – Мэган. Девочку исследовали педиатры – её возраст не увеличился ни на день со времени пропажи. Мэган стала адекватно реагировать на окружающих, через полгода она уже посещала обычную школу. И тут, как грибы после дождя начали появляться подобные же способности у оставшихся 197 детей. С единственным исключением – мальчики адекватными не становились. Вероятно, Y-хромосома накладывала какой-то отпечаток на стабилизацию сознания. Выжило 69 девочек, все стали практически нормальными, только две особых способности выделяло их из их поколения: перемещение в пространстве с телекинетическим захватом понравившихся предметов и острая клаустрофобия. Двадцать два психиатра и детских психолога сделали себе карьеру на этом интересном материале, но наибольшая удача ждала физиков и генетиков. Первыми была создана стройная теория об ассимтотическом приближении в Римановом подпространстве и прыжок через точку сингулярности, — вот откуда выпадали те полторы недели, а вторые выделили в организмах девочек дефектный ген, ответственный за этот парадокс. Почему дефектный? Потому что был завязан через гипоталамус на ориентацию в пространстве. Для развития способ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *